02.02.2017 274 Views

Соавторы краха: кто выиграл от банкротства банков в Украине

Соавторы краха: кто выиграл от банкротства банков в Украине

Количество закрытых государством банков к январю 2017 года составило 148 наименований. В результате банкротства учреждений миллионы украинцев теряют свои накопления, причем эта история повторяется многократно – с 1990-х по сегодняшний день. Каждый банковский кризис становится все более болезненным для бизнеса и населения, которые работали с обанкротившимися банками. При этом, нет сведений о громких расследованиях и результатах работы правоохранительных органов, которым удалось бы хоть раз вернуть деньги, зачастую просто украденные из банков-банкротов.

Forbes Украина при поддержке проекта Objective (Дания) провел журналистское расследование, результатом которого стал список прямых и косвенных соучастников банковских кризисов в Украине. Это – компании, которые накануне банкротства не вернули деньги банкам. Речь идет о кредитах в десятки и сотни миллионов гривен. Некоторые из этих компаний стали банкротами по объективным причинам и отдали в покрытие долга свои предприятия. Некоторые – продолжают работать, не возвращая долгов.

Мы пытаемся найти объяснение, как сформировалась та банковская система Украины, которая позволяет многократно оставлять граждан без сбережений. А публикация списка крупнейших неплательщиков банков-банкротов, с указанием их связей с собственниками этих банков, становится первым шагом к формированию открытого реестра банковских должников, который может стать залогом прозрачной и надежной банковской системы.

Банкиры любят говорить, что около половины украинского парламента – это люди, которые не отдают долги и прячутся от банков за депутатской неприкосновенностью. Мы решили проверить, так ли это. Используя открытые источники Единого реестра судебных решений, Агентства по развитию инфраструктуры фондового рынка Украины, а также данные источников Forbes в Генеральной прокуратуре и СБУ, мы составили перечень должников обанкротившихся банков. Это компании и люди, которые накануне введения временной администрации не обслуживали свои долги перед банками.

Разумеется, некоторые из них не справились с платежной нагрузкой из-за экономического кризиса. Кто-то оказался на территориях так называемых «ЛНР» и «ДНР» или в зоне проведения АТО. Другие же просто решили не возвращать деньги банкам – то есть, стали бенефициарами и отчасти виновниками банкротств этих учреждений.

Перечень банков,
у которых была отозвана лицензия на проведение банковских операций

данные на 10 января 2017 года

Номер

Банк

Дата назначения
временной администрации

Дата начала
ликвидационной процедуры

1

Денди

06/02/1998

2

Виктория

18/05/1999

3

Градобанк

15/07/2000

4

Славянский

12/01/2001

5

АПБ Украина

17/07/2001

6

Донуглепромбанк

01/11/2001

7

ИНКО

13/02/2002

8

Крымкредит

12/12/2002

9

Олбанк

22/04/2003

10

Корал Банк

06/05/2003

11

Укрспецимпэксбанк

26/07/2003

12

Наш Банк

21/11/2003

13

Росток Банк

12/03/2004

14

Креди Свисс Фьорст Бостон

24/03/2004

15

Захидбудгазбанк

24/04/2004

16

Аллонж

12/08/2004

17

Премьербанк

11/03/2005

18

Гарант

01/03/2006

19

Интерконтинентбанк

04/04/2006

20

МТ Банк

21/04/2006

21

Киевский универсальный банк

26/05/2006

22

ХФБ Украина

07/12/2007

23

Внешторгбанк

07/12/2007

24

ТАС-Инвестбанк

11/01/2008

25

Европейский банк развития и сбережений в г. Симферополь

23/02/2008

26

Европейский банк развития и сбережений

23/02/2008

27

Дамиана Банк

29/03/2008

28

Причерноморье

21/05/2009

29

Одесса Банк

23/07/2009

30

Национальный Стандарт

20/08/2009

31

Европейский

20/08/2009

32

Лисбанк

22/08/2009

33

Возрождение

22/08/2009

34

Банк реконструкции и развития

03/12/2009

35

СЕБ

19/12/2009

36

Украинская финансовая группа

29/12/2009

37

Укрпромбанк

22/01/2010

38

Факториал-Банк

02/02/2010

39

АРМА

20/02/2010

40

Биг Энергия

25/02/2010

41

Трансбанк

02/03/2010

42

Днистер

14/03/2010

43

Ипобанк

23/03/2010

44

Княжий

21/04/2010

45

Зембанк

31/07/2010

46

Синтез

04/11/2010

47

ДиалогБанк

11/05/2011

48

Владимирский

01/09/2011

49

СКБ

21/10/2011

50

Донгорбанк

05/11/2011

51

Столица

31/01/2012

52

Инпромбанк

01/03/2012

53

Инновационно-Промышленный банк

01/03/2012

54

Базис

24/08/2012

55

КИБ Креди Агриколь

20/11/2012

56

ЕРДЕ Банк

30/10/2012

10/01/2013

57

Таврика

21/12/2012

21/03/2013

58

Фидокомбанк

01/11/2013

59

Уникредитбанк

04/12/2013

60

Даниэль

17/01/2014

16/04/2014

61

Морской

09/05/2014

62

Черноморский банк реконструкции и развития

09/05/2014

63

Реал Банк

01/03/2014

22/05/2014

64

Брокбизнесбанк

01/03/2014

11/06/2014

65

Меркурий

14/03/2014

11/06/2014

66

Форум

14/03/2014

14/06/2014

67

Интербанк

24/04/2014

23/07/2014

68

Западинкомбанк

29/05/2014

23/07/2014

69

АКБ Банк

31/05/2014

29/08/2014

70

Промэкономбанк

22/05/2014

06/09/2014

71

Старокиевский

18/06/2014

12/09/2014

72

Южкомбанк

24/05/2014

25/09/2014

73

Финростбанк

16/07/2014

17/10/2014

74

УФС

15/08/2014

11/11/2014

75

Еврогазбанк

17/07/2014

18/11/2014

76

Золотые Ворота

01/08/2014

05/12/2014

77

Терра Банк

22/08/2014

24/12/2014

78

Актив Банк

03/09/2014

24/12/2014

79

Прайм Банк

03/10/2014

14/01/2015

80

Актабанк

17/09/2014

16/01/2015

81

ИнтерКредитБанк

10/10/2014

17/01/2015

82

Крымская межбанковская валютная биржа

22/01/2015

83

Экспобанк

25/09/2014

23/01/2015

84

ГринБанк

25/09/2014

23/01/2015

85

Демарк

26/09/2014

31/01/2015

86

Порто-Франко

27/09/2014

31/01/2015

87

Аксиома

10/10/2014

31/01/2015

88

Мелиор Банк

10/10/2014

11/02/2015

89

Легбанк

28/11/2014

27/02/2015

90

БГ Банк

28/11/2014

27/02/2015

91

Камбио

05/12/2014

28/02/2015

92

Ренессанс Капитал

15/03/2015

93

ВиЭйБи Банк

21/11/2014

20/03/2015

94

Городской коммерческий банк

21/11/2014

20/03/2015

95

Профин Банк

20/01/2015

16/04/2015

96

Укоопспилка

23/01/2015

23/04/2015

97

Укрбизнесбанк

26/12/2014

24/04/2015

98

Златобанк

14/02/2015

13/05/2015

99

Имексбанк

27/01/2015

22/05/2015

100

Кредитпромбанк

03/03/2015

03/06/2015

101

Надра

06/02/2015

05/06/2015

102

Энергобанк

13/02/2015

12/06/2015

103

Стандарт

20/02/2015

19/06/2015

104

АКБ Киев

25/02/2015

25/06/2015

105

Омега Банк

03/03/2015

07/07/2015

106

Киевская Русь

20/03/2015

17/07/2015

107

УПБ

29/05/2015

29/08/2015

108

Национальный кредит

06/06/2015

29/08/2015

109

СП Банк

10/09/2015

110

Укргазпромбанк

08/04/2015

15/09/2015

111

Укркомунбанк

13/05/2015

15/09/2015

112

Столичный

10/07/2015

18/09/2015

113

Дельта Банк

03/03/2015

03/10/2015

114

Капитал

21/07/2015

30/10/2015

115

Радикал Банк

10/07/2015

10/11/2015

116

Интеграл Банк

16/09/2015

26/11/2015

117

Национальные инвестиции

18/09/2015

02/12/2015

118

Уникомбанк

16/10/2015

04/12/2015

119

Контракт

07/10/2015

11/12/2015

120

Велес

11/12/2015

121

Финансы и кредит

18/09/2015

18/12/2015

122

ВБР

28/11/2014

22/12/2015

123

ЮСБ Банк

03/10/2015

25/12/2015

124

Премиум

11/02/2016

125

Авант Банк

30/01/2016

26/02/2016

126

Союз

16/03/2016

127

Укринбанк

25/12/2015

23/03/2016

128

ТК Кредит

10/02/2016

08/04/2016

129

Петрокоммерц Украина

18/03/2016

22/04/2016

130

Софийский

23/12/2015

23/04/2016

131

Финанс Банк

01/06/2016

132

Инвестиционно Трастовый Банк

01/06/2016

133

Хрещатик

06/04/2016

03/06/2016

134

Михайловский

24/05/2016

13/07/2016

135

Фидобанк

21/05/2016

19/07/2016

136

Смартбанк

25/05/2016

22/07/2016

137

Классикбанк

15/06/2016

12/08/2016

138

Евробанк

18/06/2016

17/08/2016

139

КСГ Банк

31/08/2016

140

Госзембанк

27/07/2016

28/09/2016

141

Финексбанк

19/11/2016

142

Артем Банк

16/11/2016

16/12/2016

143

Траст

07/12/2016

30/12/2016

144

Финансоваая инициатива

24/06/2015

145

Родовид

26/02/2016

146

Юнисон

29/04/2016

147

Инвестбанк

17/12/2016

148

Платинум

11/01/2017

Мы публикуем первую часть нашего расследования, приводя имена крупнейших должников. Например, более 155 млн гривен банку «Хрещатик» не возвращала компания «Гассиб» с винницкими корнями. Владелец этого предприятия, бизнесмен Камаль Мишель Гассиб, считается дружественным нынешнему премьер-министру Владимиру Гройсману. Как минимум в бытность Гройсмана мэром Винницы, Гассиб был одним из активных меценатов города и команды будущего премьера.

Есть среди крупнейших должников и олигархи, участники списка Forbes. Например, компания МАУ, вовремя не вернувшая банку «Финансы и кредит» более 900 млн гривен, принадлежит бывшему владельцу ПриватБанка и экс-губернатору Днепропетровской области Игорю Коломойскому.

Детальная информация по первой части банков – в следующей таблице. Здесь приведены имена компаний-должников, суммы задолженности и информация о связанных лицах. В следующих материалах будет озвучена информация по другим предприятиям и банкам. Мы готовы предоставить фигурантам расследования возможность прокомментировать причины, по которым они не обслуживали свои кредиты перед банками.

Крупнейшие должники лопнувших банков,
которые не возвращали долги на момент введения временной администрации

Банк/должники

Долг, млн грн

Статус

Связанные лица

«Надра»

ООО «Фактор Эксим»

455.48

закрыто с 10 февраля 2016 года

Владимир Николаевич Шевченко

ООО «Толиман ЛТД»

391.84

работает

Высоцкий Виктор Марианович, с.Лиманка, Одесская область

ООО «Солнечная Долина»

271.19

нд

ООО «Геленор»

261.89

нд

«Хрещатик»

«Гассиб»

155.49

работает

Камаль Мишель Гассиб, владелец сети магазинов сантехники

ООО «Строительное предприятие 7»

71

в процессе ликвидации

Виктор Петрович Носенко

ООО «Терра-ДС 1»

64.7

не ликвидировано

Дмитрий Александрович Мусич (Киев)

ОАО «Экспериментальный завод железобетонных шпал»

43.5

в процессе ликвидации

Александр Викторович Падалка

Имэксбанк

ООО «Компания «Сервис-Буд"»

232

работает

Пилипенко Николай Алексеевич

ООО «Консалтинговая фирма «Лыбидь"»

216

нд

Шевчук Олег Иванович

ООО «Коммерческие предложения»

215.9

работает

Врабий Сергей, Молдова

ЧП «Агентство недвижимости «Хаджибей"»

202

работает

Петков Сергей, Молдова

Кредитпромбанк

`Гермес» МП ВВП

1.9

работает

Черкашин Владимир Александрович

Гриншпон Михаил Петрович

1.7

Бизнесмен Михаил Гришпон являлся соурчедителем Авант-Банка, который со временем был закрыт НБУ

Фидобанк

ООО «Бизнес Авиация»

35

работает

Кульков Павел Петрович (Днепр)

Кащук Ярослав Васильевич

25.88

Третьякова Ирина Николаевна

22.85

Максименко Роман Александрович

19.84

Дельта Банк

ООО «Риал Истейт Компани»

2058.49

в процессе ликвидации

Жиренко Оксана Юрьевна

ООО «Бони и Клайд»

2029

в процессе ликвидации с января 2016

Николай Лагун

ООО «Яблуневий дар»

1691.5

работает

Тарас Барщовский, бизнесмен

ПАО «Азовобщемаш»

1316.5

Юрий Иванющенко

«Финансы и кредит»

ЧАО МАУ

907.5

работает

Игорь Коломойский

ЧАО «Светловодский маслосыркомбинат»

609

работает

Олег Петрович Ерохин

ОАО «Бобровицкий молокозавод»

462

работает

Вадим Анатольевич Коник

ООО «Агрохолдинг»

446

работает

Марк Севериновский (США)

«Контракт»

ЧАО «Киевский завод резиновых и латексных изделий»

11.8

нд

Ростислав Левицкий

ООО «Продинторг»

5

нд

ООО «Аскони Центр»

4.3

нд

ПлатинумБанк

ФОП Толордава М. Г.

45

нд

ДП «Автоцентр Одесса»

13.6

нд

Терра Банк

ООО «Транс Трейд»

122

нд

ООО «Могилев Подольский молокозавод»

66.8

нд

ООО «Северодонецкий завод химического нестандартизованного оборудования»

19.2

нд

«Демарк»

ООО «Валеомед»

49

нд

Как была сформирована такая банковская система?

Первые коммерческие банки в Украине начали регистрироваться еще в Советском Союзе Госбанком СССР (1989 -1991 годы). Среди таких можно назвать первые частные банки «Укринбанк» (учредители – Г.Яндовский, Я.Солтыс, В.Кравец), «Перкомбанк» (С.Белый), «Легбанк» (В.Марущак).

По форме собственности они были преимущественно обществами с ограниченной ответственностью. Был и другой путь. Так, Агрокомбанк «Украина» был образован путем разделения баланса системы Агробанка СССР с украинским филиалом. Лидером создания акционерного общества был Вадим Гетьман. К сожалению, в этом периоде другие крупные филиалы системных в СССР банков («Проминвестбанк» (В.Матвиенко), «Укрсоцбанк» (Н.Нос), «Укрэксимбанк» (Сергей Яременко), «Ощадбанк» (А. Колесник) этой возможностью не воспользовались.

В это время на территории Украины, как и на всей территории СССР, действовало много филиалов частных российских банков (например, «Инпромбанк»). Это был период взрывного развития капитализма по принципу «что не запрещено – то разрешено». Сегодня мало кто вспомнит, что Агропромбанк «Украина» был одним из учредителей Московской межбанковской валютной биржи, а также был первым украинским банком, который открывал корреспондентские счета в немецких банках.

В конце 1991 года Украина провозгласила Декларацию о независимости, которая была закреплена всеукраинским референдумом. В политическом плане это был компромисс между национал-демократами, которые были в меньшинстве в обществе, и крылом суверен-коммунистов, которые при сложившихся обстоятельствах решили поддержать идею независимости.

Внутренняя политическая борьба, происходившая в России, предопределила парад суверенитетов бывших союзных республик. Беловежские соглашения, подписанные лидерами России, Украины и Белоруссии, позволяли республиканской компартийной элите взять всю полноту власти в Украине в свои руки. Это была непродуманная модель организации государственной власти как со стороны национал-патриотов, для которых Советская империя была врагом по определению исторически, так и для суверен-коммунистов, которые были не подготовлены к системному институциональному построению государства. Поэтому, в период 1992 – 1993 года наблюдался полный хаос в экономике, в том числе и в банковском бизнесе.

В середине 1990-х банки возникали около финансово-промышленных групп не только как их казначейства, но и как хранители собственности от рейдерских захватов, а также как инструменты проведения рейдерских атак

На базе бывшего филиала госбанка СССР был учрежден Национальный банк Украины. Кабинет Министров Украины получил в наследство не только много министерств, но и огромные промышленные комплексы ВПК (почти 75% промышленного потенциала), которые Киеву никогда ранее не подчинялись. События наваливались с такой скоростью, что надо было гасить пожар за пожаром.

В Украине было все дешево, а за рубежом – все дорого. Лицензии на экспорт и реэкспорт нефти, газа и многого другого давали возможность быстро заработать. Лицензии, которые выдавались премьер-министром или вице-премьер-министрами на фирмы-однодневки/посредники в 1992 – 1993 году превращались в капиталы, которые удобно было обслуживать в подконтрольных банках. Начался период взрывного развития частного банковского бизнеса.

Этот процесс усугубился решением российского правительства обслуживать встречные финансовые потоки с бывшими союзными республиками только через единый корреспондентский счет в центральных банках. Возникли огромные финансовые заторы в расчетах между предприятиями, находившимися в государственной собственности. Фактически это было решение российских властей, которое разорвало единое рублевое пространство.

С 1992 года появился дополнительный спрос на взаимные клиринговые расчеты при проведении товарных бартерных операций. Именно в таких исторических условиях на рынке начали расти новые банки, ярким представителем которых стали «комсомольские» «Инко» и «Приватбанк». В октябре 1992 года политическим решением в Украине была введена национальная денежная единица – купоно-карбованец. Это произошло без разделения золотовалютных резервов СССР (о чем договаривались в Беловежской пуще) и зарубежных активов. Украина вышла «в люди», не имея никаких валютных резервов.

Последователи российских «гайдаровских» реформ в Украине – Виктор Пинзеник и Владимир Лановой – были идеологами либеральных реформ. Лозунг «Приватизация спасет мир» в Украине, в которой доля тяжелой промышленности составляла 70%, а сельское хозяйство было полностью коллективизированно, при отсутствии системной политической силы на проведение реформ, могла привести только к тому, что произошло. В 1993 году возник хаос – инфляция составила 10 000% (десять тысяч). Произошло обесценивание труда предыдущих поколений – в рамках солидарной пенсионной системы пенсии по возрасту почти у всех категорий (без учета стажа, условий и уровня бывших заработков) – сравнялись.

Страна без валютных резервов, которая начала поддерживать дефицит бюджета через денежную эмиссию Центрального банка, очень быстро опрокинулась в гиперинфляцию, которая в 1994 году привела к первому глубокому политическому кризису. Кризис разрешился через досрочные президентские и парламентские выборы. Президентский пост перешел от Леонида Кравчука к Леониду Кучме.

Приватизационный процесс, который происходил в середине 1990-х, в целом проводился по российским лекалам. В результате, через приватизационнные сертификаты, которые были розданы гражданам, был осуществлен переход промышленных объектов сначала под контроль менеджмента предприятий, которые сосредоточили в своих руках не только право управлять собственностью, но и контроль над реестром акционеров. В рамках организованных закрытых акционерных обществ, когда работники могли продать свои акции только ЗАО, менеджмент фактически стал полным владельцем не только огромных комплексов, например, горно-обогатительных комбинатов, но и большинства гостиничных комплексов и других объектов инфраструктуры.

С реформами, которые были проведены в первую президентскую каденцию Леонида Кучмы, состоялся первый передел собственности. Банковский бизнес и зарождающиеся структуры фондового рынка (регистраторы, торговцы ценными бумагами, хранители, депозитарии) обеспечили правовую основу перераспределения национального богатства. То, что происходило непропорциональное распределение денежных потоков, было понятно собственникам промышленных объектов. Именно в этом периоде произошел переход класса «красных директоров» в класс олигархов. Но владеть комплексами – не значит управлять потоками бюджетных заказов или иметь возможность привлечь инвестора без потери контроля над объектом. В этом периоде банки возникали около финансово-промышленных групп не только как их казначейства, но и как хранители собственности от рейдерских захватов, а также как инструменты проведения рейдерских атак.

В 1992 -1994, когда НБУ возглавлял Виктор Ющенко, под руководством Бориса Маркова, зампреда по надзору, было закрыто 39 филиалов и одно представительство российских банков

В 1996 году были приняты Законы «О банковской деятельности» и «О Национальном банке Украины», в которые были заложены нормы, не позволявшие НБУ выводить банки с рынка по ускоренным процедурам.

По мере усиления президентской вертикали, появились новые финансовые инструменты перераспределения собственности на местах, например, «мусорные» ценные бумаги, полтора десятка фондовых бирж, где эти бумаги котировались, огромное количество торговцев ЦБ, выполнявших специфические задачи. Именно банковские и фондовые механизмы позволяли узаконить изменения на поле регистрации прав собственности.

В этом же периоде была запрещена деятельность филиалов иностранных банков, им было предложено перерегистрироваться в юридические лица согласно действующим юридическим процедурам в Украине. В 1992 -1994 гг., когда НБУ возглавлял Виктор Ющенко, под руководством Бориса Маркова, зампреда по надзору, было закрыто 39 филиалов и одно представительство российских банков.

Такое подробное историческое отступление было необходимо, чтобы пояснить, почему изначально коммерческие банки создавались с непрозрачной структурой собственности. Например, для того, чтобы минимизировать сведения об акционере при подаче пакета документов в НБУ на регистрацию, учредителей банка должно было быть более десяти – каждый должен был иметь менее 10% в уставном капитале. Это упрощало подтверждение источников происхождения капитала для акционеров.

Капитал одиннадцати собственников банков формировался другими одиннадцатью Обществами с ограниченной ответственностью, капитал которых в свою очередь формировался несколькими национальными инвестиционными фондами. Эти инвестиционные фонды имели своих учредителей в странах Евросоюза. Часто у этих инвестиционных фондов был еще слой учредителей в других странах Евросоюза (в основном, на Кипре), которые брали длинный заемный капитал в офшорных юрисдикциях, возникавший там как маржа на толлинговых схемах от экспортных потоков.

Таким образом, реальные доходы от экспортных операций, которые были получены контролерами приватизированных предприятий, возвращались в Украину в виде прямых инвестиций в капиталы банков. Банки кредитовали предприятия ФПГ, забирая их собственность в залоги по кредитам. В итоге к середине 1990-х сложилась схема, позволявшая контролировать менеджмент предприятий ФПГ не только по органам управления, но и по банковским правам на проведение операций, а также по контролю со стороны банков над залогами. С другой стороны, действующие банки не имели собственного капитала в классическом понимании.

Непрозрачная структура собственности сыграла злую шутку с собственниками, которые не оперлись в своей деятельности на местную власть. Почти все большие заводы, приватизированные директорами непрозрачным способом, в конечном итоге перешли в руки местной власти, которая управляла не только финансовыми бюджетными потоками, но и могла контролировать предприятия через фискальные органы, и связанными с властью криминальными группировками.

По мере укрепления президентской вертикали власти, происходило вторичное перераспределение контроля над промышленными объектами бюрократическими элитами, формировавшими политический класс страны. И тут можно сказать, что вокруг этих заводов начали появляться «карманные» банки. ПУМБ, который был создан Мариупольскими меткомбинатами – один из ярких примеров. А еще – «Владимирский» вокруг промышленной группы губернатора В.Щербаня. И так далее.

По мере становления олигархической модели власти, к 1995-1996 годам образовалось два-три десятка крупных корпораций. Они и начали формировать политическую систему, в которой президент Леонид Кучма занял позицию арбитра. В этом периоде одни зарабатывали на экспорте, другие – на импорте, третьи – на доступе к бюджетным заказами, четвертые – на доступе к кредитам, которые благодаря высоким темпам девальвации было легко списывать через небольшой промежуток времени.

Именно тогда и возникли группы, начавшие системно паразитировать на невозвратных кредитах, используя слабое законодательство в части банкротства предприятий. Появились схемы, когда можно было взять кредит на «техническую» фирму, подставить залог от другой фирмы, затем обанкротить заемщиков и залогодателей. И в ликвидационной процедуре за бесценок продать залог третьему лицу мимо банка. Такое себе могли позволить только те, кто был уверен в своей «политической» крыше. Кроме того, надо вспомнить о фиаско первой государственной финансовой пирамиде с ОВГЗ, на которой некоторые банки сделали немалые деньги.

В период первой каденции Леонида Кучмы началось системное взаимодействие Украины с МВФ. В результате проведенной жесткой монетарной политики под руководством международных институтов в 1995-1996 году была обуздана инфляция, стабилизировалась финансовая система, и страна провела денежную реформу. Надо сказать, что после потери вкладов в Сбербанке СССР и в период большой инфляции вклады населения в банках были незначительными. Банки больше работали на бюджетных деньгах и оборотных средствах юридических лиц.

Новая эра

Большой шаг вперед был совершен системой в 1998 году – после принятия Закона «О Фонде гарантирования вкладов физических лиц». Введение в действие института страхования депозитов физлиц, а также успешная апробация механизмов при выведении с рынка первых банкротных банков: «Славянский», АПБ «Украина», «Наш банк» (И.Сергиенко, Ю.Головин) в начале нулевых дали толчок тому, что физические лица стали главным источником ресурсов для банков. По банку «Украина» было принято политическое решение под давлением МВФ. Банк «Славянский» (Б.Фельдман) был закрыт по инициативе налоговой администрации под руководством Николая Азарова. НБУ имплементировал директиву ЕС по страхованию депозитов в рамках программы МВФ по стабилизации финансовой системы Украины.

Нулевые года ознаменовались ростом мировой экономики, драйвером которой стало экономическое развитие Китая, его вступления в ВТО, а также политикой правительства США и Федеральной резервной системы по удешевлению цены кредитных ресурсов. После глубокого экономического кризиса конца 1990-х годов, в Украине начался устойчивый рост экономики. Возник спрос и рост цен на мировом рынке на металл, химическую продукцию, руду. Финансовая система стабилизировалась. У НБУ появилась возможность с формированием валютных резервов обеспечить стабильность курса. Приток ресурсной базы в банки обеспечил их рост. Многие банки начали активно развивать свои сети для ритейловского бизнеса. Но, обществу хотелось большего.
Несправедливое распределение финансовых потоков, расслоение общества накапливало протестные настроения. Кроме того, во внутренние дела страны начали вмешиваться внешние силы: «Кольчужный скандал», движение «Украина без Кучмы», «дело Гонгадзе»…

Стало формироваться раздражение от внешнеполитических ошибок, в результате которых Украина оказалась изолированной на политической арене. Апогеем этих настроений явилась «оранжевая» революция 2004 – 2005 годов. Общественное настроение требовало более справедливого распределения богатства и финансовых потоков, прозрачных правил игры в политике и экономике «как в Европе», а олигархические партии могли предложить только популистские лозунги. Идейные партии (коммунистическая, социалистическая, национал-патриотическая) не только не имели глубокой поддержки, но и не могли предложить внятной современной модели развития страны. С приходом к власти в России Владимира Путина стал усиливаться геополитический вектор на создание «нового СССР».

После 2005-го спекулятивный европейский капитал понял, что открылся последний крупный рынок, и в Украину устремились не только так называемые «инвестиционные» игроки, которые работали с правительственными ценными бумагами, но и носители банковских ритейловых технологий

А с приходом Виктора Ющенко на президентский Олимп в Украине, страна начала проводить политику открытого рынка, ускоренными темпами вступая в ВТО. Зазвучали тезисы о возможности вступления в НАТО и принципах европейской интеграции. В этом периоде спекулятивный европейский капитал понял, что открылся последний крупный рынок, и в Украину устремились не только так называемые «инвестиционные» игроки, которые работали с правительственными ценными бумагами, но и носители банковских ритейловых технологий. В стране начался розничный и ипотечный кредитный бум, в котором банки переложили свои валютные риски на заемщиков валютных кредитов.

Остановимся на истории интеграции банковского рынка. По данным НБУ, на начало 2008 года в Украине работало 47 банков с иностранным капиталом, из них 17 – контролировались иностранцами на 100%. Напомним, что всего на отечественном банковском рынке в том периоде было представлено 175 действующих банков. В Украине присутствовал банковский капитал из 20 стран. Среди лидеров – Россия, Австрия, Франция и Италия. Вместе с количеством зарубежных финучреждений в 2005 – 2008 годах выросла и доля рынка, которую контролировали иностранцы. На тот период доля иностранного капитала в банковском секторе составляла почти 35%, что на 7,5% больше, чем 2007 году.

Учитывая покупку «Правэкс-банка» (Л.Черновецкий) итальянской Intesa Sanpaolo и предварительную договоренность о приобретении греческим «National Bank of Greece» «Кредитпромбанка» (А.Солтус) – ожидалось, что после их завершения доля иностранного капитала в банковском секторе страны достигнет 50%. В сегменте кредитования населения – в частности, ипотеке – иностранцы контролировали более половины рынка.

Как приходили иностранцы

Процесс экспансии иностранцев на украинский банковский рынок условно можно разделить на три этапа, каждый из которых обладает характерными чертами.

1990-е годы – это период, когда иностранцы изучали новый рынок методом проб и ошибок: учреждали в Украине банки и смотрели, как пойдет бизнес. Практика показала, что зачастую украинским «дочкам» именитых зарубежных структур не удавалось достичь желаемых результатов, из-за чего они были вынуждены покидать рынок.

Первая «пятилетка» ХХІ столетия ознаменовалась началом экспансии банков из соседней России. Они приходили на отечественный рынок главным образом для обслуживания интересов российского бизнеса. Это же касается и европейских банков, которые изначально обслуживали финансовые потоки транснациональных компаний на украинской территории.

После «оранжевой революции» характерна ориентация иностранцев на розничный бизнес. Эта фаза отличается высоким спросом на существующие банковские активы и, соответственно, неслыханным ростом цен на них. Рассмотрим каждый из этих этапов детальнее.

Первый иностранный банк появился в Украине в мае 1993 года – НБУ зарегистрировал банк со 100%-ным иностранным капиталом «Креди Лионе Украина». Его учредила французская банковская группа Credit Lyonnais. Топ-менеджеры этого банка до сих пор гордятся, что у них долгое время обслуживались «дочки» компаний «Pepsico» и «Coca-Cola» одновременно, чего не было нигде в мире. Эти жестко конкурирующие транснациональные структуры всегда стараются обслуживать свои финансовые потоки в разных банках. В 2004 году состоялось слияние материнских Credit Lyonnais и Credit Agricole, в результате чего украинский банк был переименован в Калион Банк. Это финучреждение работает на рынке до сих пор, обслуживая крупных корпоративных клиентов.

Второй иностранный банк пришел в страну только через три года, причем тоже из Франции. В сентябре 1996-го свой дочерний банк зарегистрировала одна из крупнейших банковских групп в мире – Societe Generale. Французы проработали в Украине пять лет, а затем в результате реорганизации группы приняли решение покинуть украинский банковский рынок. Банк «Сосьете Женераль Украина» приобрела страховая группа ТАС, подконтрольная Сергею Тигипко. После смены собственника финучреждение было переименовано в ТАС-Инвестбанк, который 2007 году был продан шведскому Swedbank. В то же время, Societe Generale, несмотря на покупку в 2007 году небольшого регионального Икар-банка, продолжает искать подходящий более крупный объект для поглощения.

В 1997 году в Украине появились первые банки из соседней Польши и Австрии. Одно из крупнейших финучреждений Польши – госбанк Pekao в феврале учредил дочерний «Банк Пекао» (Украина), а уже в декабре был зарегистрирован иностранный банк – «Банк Австрия Кредитанштальт Украина». Через два года, в 1999 году, правительство Польши приняло решение приватизировать банк Pekao. Конкурс выиграла итальянская UniCredit Group и таким образом получила контроль над «Банк Пекао» (Украина). В 2002 году австрийский Bank Austria Credit Anschtalt (BA-CA) был поглощен более крупным немецким Hypo-Vereinsbank Bank (HVB). В результате этой сделки украинская дочерняя структура BA-CA вскоре была переименована в ХФБ (Украина). Наконец, в конце 2005 года состоялась крупнейшая на европейском пространстве сделка по слиянию банков – UniCredit Group купила HVB почти за 20 млрд евро. В результате транзакции итальянцы получили контроль над вторым банком в Украине – ХФБ (Украина). В 2007 году менеджмент UniCredit Group завершил объединение двух украинских активов под брендом УниКредит Банк. Однако на этом экспансия итальянцев не закончилась: в 2008 году UniCredit приобрела Укрсоцбанк.

CSFB был первым ярко выраженным инвестиционным банком, который когда-либо работал в Украине, через дочернюю структуру

В августе 1997 года крупный швейцарский инвестиционный банк Credit Swiss First Boston (CSFB) зарегистрировал в Украине дочерний банк Креди Свисс Фьорст Бостон Украина. Это финучреждение занималось консультированием украинского правительства в вопросах приватизации, размещения ценных бумаг украинского правительства на международных рынках, а также являлось одним из крупнейших операторов на рынке ОВГЗ. Однако в мае 2003-го менеджмент группы принял решение о ликвидации украинской «дочки». Официальные причины ухода с украинского рынка стандартны – неблагоприятный инвестиционный климат, очень жесткие условия работы, неудовлетворительная законодательная база. Отметим, что CSFB был первым ярко выраженным инвестиционным банком, который когда-либо работал в Украине, через дочернюю структуру.

В декабре 1997 года свой дочерний банк в Украине учредил нидерландский ING Bank. ИНГ Банк (Украина) по сей день фокусируются на обслуживании исключительно крупных корпоративных клиентов, а также работает на рынке ценных бумаг, предлагая украинским корпоративным клиентам услуги по размещению их ЦБ на мировых рынках. В этих сегментах бизнеса он входит в лидирующую группу. Правда, необходимо отметить, что в 2008 году ИНГ Банк (Украина) приступил к развитию розничного бизнеса, который вскоре свернул.

В 1998 году свой дочерний банк – Райффайзенбанк (Украина) на отечественном рынке зарегистрировала австрийская Raiffeisen International. Это, пожалуй, единственное финучреждение, созданное иностранцами «с нуля», которому в течение относительно небольшого промежутка времени удалось ворваться в первую десятку, захватив лидерство сначала в корпоративном, а затем и в розничном сегменте. Подчеркнем, Raiffeisen стал первым иностранным банком, который начал серьезно работать с населением.

Кроме Raiffeisen, в 1998 году свой дочерний банк в НБУ зарегистрировала крупнейшая на то время банковская группа мира – американская Citigroup. Ситибанк (Украина) преимущественно обслуживает украинский бизнес крупнейших транснациональных корпораций, которые являются глобальными партнерами Citigroup.

В начале 1999 года польский Kredyt Bank купил контрольный пакет львовского Западно-Украинского Кредитного Банка (ЗУКБ). Позже финучреждение было переименовано в Кредит-Банк. Однако через четыре года сам материнский Kredyt Bank был продан крупной бельгийской финансовой группе – KBC Group. На то время в планы бельгийцев не входила работа на украинском банковском рынке. В результате в августе 2004 года Kredyt Bank продал свою украинскую «дочку» крупнейшему фининституту Польши – государственному банку PKO Polska. После завершения сделки украинский банк был в очередной раз переименован – сейчас он известен как Кредобанк.

Начало третьего тысячелетия для банковского сектора Украины ознаменовалось стартом экспансии в страну банковского капитала российского происхождения. Первым в начале 2001 года на рынок вышел Альфа-Банк, подконтрольный российскому миллиардеру Михаилу Фридману. Россияне купили небольшой Киевский инвестиционный банк. В середине этого же года Национальная резервная корпорации (НРК), подконтрольная депутату Госдумы Александру Лебедеву, зарегистрировала в Нацбанке Банк НРБ (Украина). В самом начале 2002 года в Украину пришел Петрокоммерцбанк, путем покупки контрольного пакета АКБ «Авиатекбанк». Эти банки с частным капиталом выходили на украинский рынок преимущественно для обслуживания местного бизнеса своих клиентов. К примеру, «Петрокоммерц» обслуживал операции нефтяной компании «Лукойл».

После этих сделок иностранцы, в том числе и россияне, взяли трехлетний перерыв. Затишье прервалось после «оранжевой революции» – в январе 2005 года свою дочернюю структуру зарегистрировал первый государственный российский банк – Внешторгбанк. В феврале этого же года НРК получила контроль еще над одним украинским финучреждением – Энергобанком, а в конце 2005 года свою «дочку» в Украине регистрирует Банк Москвы, который связывают с мэром российской столицы Юрием Лужковым.

Несмотря на то что к 2005 году в Украине насчитывалось уже порядка 20 банков с иностранным капиталом, их рыночная доля не превышала 10%. Соответственно, говорить об их большом влиянии на отечественный банковский сектор не приходилось. Массовое вторжение иностранного капитала стартовало вместе с продажей второго по величине украинского банка «Аваль». Австрийская Raiffeisen International заплатила за этот системный банк неслыханную на то время сумму – более $1 млрд. Коэффициент «price-to-book value» (P/BV), то есть отношение капитализации (рыночной стоимости) банка к его балансовому капиталу составил 3,7. Именно эта сделка установила ценовой ориентир для последующих продаж украинских банков. Уже в конце 2005 года была объявлена вторая крупная сделка. Крупнейший банк Франции – BNP Paribas приобрел 51% акций УкрСиббанка. Стороны не оглашали стоимость сделки, но по оценкам экспертов, P/BV был приблизительно такой же, как и при продаже «Аваля».

После двух крупных продаж собственники даже мелких украинских банков поняли, что появляется реальная возможность выгодно продать свои детища. Параллельно зарубежные инвесторы также во что бы то ни стало устремились обзавестись банком на растущем рынке.

Несмотря на то что к 2005 году в Украине насчитывалось уже порядка 20 банков с иностранным капиталом, их рыночная доля не превышала 10%. Соответственно, говорить об их большом влиянии на отечественный банковский сектор не приходилось

Увеличили свою активность и российские госбанки. В конце 2005 года Внешторгбанк завершил сделку по покупке банка «Мрия», который контролировался Петром Порошенко. Эта сделка примечательна тем, что россияне оценили «Мрию» всего в 1,6 капитала. Приблизительно, в это же время другой российский госбанк – Сбербанк России договорился с руководством НРК о покупке Банка НРБ (Украина).

В 2006 году активность на рынке банковских слияний-поглощений достигла своего пика. В феврале итальянская Banca Intesa договорилась о покупке очередного крупного банка – Укрсоцбанка. 100% акций финучреждения итальянцы оценили более чем в $1,3 млрд, что эквивалентно почти 5 капиталам этого банка.

Пока бушевали страсти вокруг продажи Укрсоцбанка, были заключены еще несколько знаковых сделок. В апреле 2006 года французская Credit Agricole, у которой уже был банк в Украине (Калион Банк), договорилась с собственниками Индэкс-банка о его покупке за $263 млн. Эта сделка установила на то время рекорд по мультипликатору. Французы оценили Индэкс-банк в 5,8 капиталов.

Приблизительно в это же время менеджмент Raiffeisen International принимает сенсационное решение отказаться от объединения двух своих украинских активов – Райффайзенбанка и банка «Аваль», и продать Райффайзенбанк (Украина). Бешеный спрос на этот банк со стороны иностранных инвесторов позволил уже в процессе проведения тендера увеличить его цену почти вдвое. Если изначально австрийцы рассчитывали выручить за Райффайзен $500 млн, то в июне венгерский OTP Bank, который перед этим не раз проигрывал тендеры по продаже украинских банков, согласился выложить за это финучреждение $830 млн (P/BV – 5,1). Таким образом, столь нестандартный ход позволил менеджменту Raiffeisen International практически полностью компенсировать затраты на покупку банка «Аваль». Фактически, австрийцы с небольшой доплатой обменяли Райффайзенбанк на банк, рыночная доля которого почти втрое больше.

В 2007 году собственник группы ТАС Сергей Тигипко договорился о продаже двух своих банков ТАС-Комерцбанк и ТАС-Инвестбанк шведской банковской группе Swedbank. Сумма сделки составила $735 млн, что соответствует мультипликатору 6,2. В июле этого же года была достигнута договоренность о продаже Укрсоцбанка итальянской UniCredit Group за рекордные $2,2 млрд (P/BV – 5,3). А в сентябре второй по величине немецкий банк Commerzbank объявил о покупке 60% акций банка «Форум». Немцы оценили весь украинский банк в $1 млрд, то есть более чем в 5 капиталов. Кроме этого, в 2007 году было заключено около 10 более мелких сделок.

Начало 2008 года для рынка слияний и поглощений вновь ознаменовалось крупными транзакциями. Итальянская Intesa Sanpaolo, которой годом ранее не удалось приобрести Укрсоцбанк, договорилась с основным собственником Правэкс-банка Леонидом Черновецким о покупке украинского финучреждения за $750 млн, что соответствует коэффициенту P/BV в 6,5.

Приметы времени

Если в 1990-х годах и начале 2000-х иностранцы выходили на банковский рынок преимущественно путем регистрации новых финучреждений «с нуля», то в условиях быстрорастущего рынка инвесторы не желали терять времени, поэтому были склонны переплачивать за действующий банк с хорошей рыночной долей. Именно поэтому многие банковские группы вдобавок к уже существующим активам в Украине покупали дополнительные банки. В качестве примера можно привести стратегию Raiffeisen, UniCredit, Credit Agricole, SEB Group и Внешторгбанка. И только банки, которым не удавалось купить действующий бизнес, вынуждены были развиваться органически, то есть на основе существующей базы. В этом плане показательным является украинский опыт австрийской Erste Group.

Потерпев неудачи в конкурсах по продажам нескольких крупных отечественных финучреждений, летом 2006 года австрийцы договорилась о покупке 51% акций банка «Престиж». Интересно, что этот банк был зарегистрирован бывшими собственниками «Аваля» Александром Деркачем и Федором Шпигом в конце 2005 года. В процессе согласовательных процедур и оформления сделки стороны договорились о продаже 100% акций. Таким образом, Erste Group, пожалуй, – единственная крупная банковская группа, которая отважилась развивать бизнес в Украине практически «с нуля», в то время как основные конкуренты австрийцев на рынках стран ЦВЕ – UniCredit, Raiffeisen, OTP – купили готовые банки.

С 2005 года банки превращались в супермаркеты. Розница ставилась во главу угла. В отделениях продавалось все: пластиковые карты, кредиты, страховки, турпоездки, билеты на поезда. Параллельно создавались и расширялись всяческие инвестиционные подразделения. Рынки росли, росла капитализация. О нормативах никто не думал

Еще один вариант экспансии в Украину, который практиковали иностранцы, это покупка небольшого регионального банка. В конце 2006 года ввиду дефицита крупных банков, выставленных на продажу, наметилась тенденция скупки иностранцами именно таких финучреждений. В частности, греческий EFG Eurobank приобрел львовский банк «Универсальный» и на его базе стал активно развивать бизнес в столице путем открытия новых отделений. Также был продан Электрон Банк – австрийскому Volksbank International, одесский Морской транспортный Банк (МТБ) был куплен кипрским Marfin Popular Bank, запорожский АвтоЗАЗбанк – Bank of Cyprus, харьковский Факториал-Банк – SEB Group. Чешская Home Credit Group приобрела сразу несколько активов: два банка – днепропетровский Агробанк и черниговский Приватинвест, а также кредитный союз «Приват-Кредит».

Следует отметить, что очень часто иностранцы опасались покупать контрольный пакет украинского банка сразу. Вместо этого, чтобы войти в курс дел, покупался миноритарный пакет – менее 10% акций. Такая операция не предусматривала получения разрешения от НБУ. В дальнейшем доля в капитале увеличивалась. Такой механизм применила, в частности, нидерландская TBIF при вхождении в капитал ВАбанка – в октябре 2005 года был куплен 9,55%-ный пакет акций, а затем участие доведено до 49%. По аналогичной схеме приобретался Украинский кредитно-торговый банк (УКТБ) казахским банком ТуранАлем.

Тогда все казалось предельно ясным. С 2005 года банки превращались в супермаркеты. Розница ставилась во главу угла. В отделениях продавалось все: пластиковые карты, кредиты, страховки, турпоездки, билеты на поезда… Половина – в онлайне. Параллельно создавались и расширялись всяческие инвестиционные подразделения. Рынки росли, росла капитализация. О нормативах никто не думал, требования были невысоки. Да и половина из них покрывалась путем выпуска разных субординированных бумаг. Расходы никто не считал.

В Украине в 2008 году уже присутствовали 13 из 20 крупнейших банковских групп на рынках стран ЦВЕ. Но на этом все сходства Украины с этими странами заканчиваются – наоборот, очевидны три важных отличия нашей страны от стран ЦВЕ. Уникальность Украины в том периоде с точки зрения потенциала банковского рынка привела сюда семь банковских групп, входящих по версии THE BANKER в топ-25 крупнейших банков в мировом масштабе. Речь, в частности, идет о BNP Paribas и Credit Agricole. Эти банки не стремятся экспандировать в другие страны ЦВЕ из-за незначительных размеров их рынков.

Уникальное экономико-географическое положение Украины делало ее интересной для банков из стран СНГ. На рынке были представлены 4 из 5 крупнейших российских банков (не хватает только Газпромбанка), крупнейшие банки Казахстана – ТуранАлем и Грузии – Банк Грузии. Все эти банки также не осуществляют масштабной экспансии в другие страны ЦВЕ.

Подробное описание взрывного роста банковского бизнеса вызвано тем, что именно в этом периоде были заложены предпосылки нынешнего глубокого кризиса. Не имея прозрачного законодательств, необходимой инфраструктуры (например, бюро кредитных историй), слабую исполнительную службу и «социалистическую» мораль, иностранные банки столкнулись с феноменом, который в западном мире трудно представить – «по долгам платят только трусы». В 2008 году бум взрывного роста банковского бизнеса в Украине был остановлен мировым финансовым кризисом, к которому правительство оказалось не готово.

Кризис 2008-2010 годов в экономику пришел через банковский сектор – сначала вследствие ряда искусственных причин ликвидность потерял один из крупнейших частных украинских банков – «Проминвестбанк» (Владимир Матвиенко), который потянул в дефолты несколько других крупных банков – «Родовид» (Денис Горбуненко), «Укргазбанк» (Василий Горбаль), «Киев» (Николай Марченко), «Надра» (Игорь Гиленко).

Кризис 2008-2010 годов в экономику пришел через банковский сектор – сначала вследствие ряда искусственных причин ликвидность потерял один из крупнейших частных украинских банков – «Проминвестбанк», который потянул в дефолты несколько крупных банков.

НБУ начал гасить пожар ликвидности на рынке вливанием кредитов рефинансирования, средства которого немедленно ушли спросом на валютный рынок. Правительство сделало «спасительное» вливание бюджетных денег в три банка («Родовид», «Укргазбанк», «Киев»), которые потеряли ликвидность. Украина вошла в девальвационный штопор, который привел к глубокому экономическому кризису.

За девальвацией пришла инфляция и дефолты фирм, занимавшихся ВЭД на заемных средствах. За 2008-2010 годы НБУ вывел с рынка 22 банка, часть из которых не рассчиталась по кредитам рефинансирования. У некоторых крупных банков краткосрочные кредиты рефинансирования НБУ были переведены в разряд долгосрочных. Государственные Ощадбанк и Укрэксимбанк, а также «Надра», которые после временной администрации возглавил Д.Зинков, «Финансы и кредит» (К.Жеваго), ПриватБанк (Д.Дубилет), «Финансовая инициатива» и ВиЭйБи (О.Бахматюк). Ряд банков, например «Европейский» и «Национальный стандарт» П.Борулько, после получения кредитов рефинансирования очень быстро ушли в ликвидационную процедуру.

Победа Виктора Януковича на президентских выборах 2010 года была предопределена политикой Ющенко – Тимошенко, которые допустили падение ВВП в 2009 году на 15%, 60%-ную девальвацию обменного курса. В 2010 году уже был сильным и геополитический фактор. Попытка Виктора Ющенко создать альтернативный проект ГУУАМ перевел Украину из союзников России при Борисе Ельцине в группу геополитических противников.

Стабилизация системы 2011-2013 годов привела к тому, что политически Украина начала превращаться из равновесия нескольких олигархических кланов в олигополию «семьи». Майдан 2013-2014 года – это протест общества против отказа от европейского вектора развития Украины и реакция властных региональных элит на усиление центральной власти.

Базель III, который начали внедрять в 2013 году, резко ужесточил требования как к капиталу, так и к методам его формирования. В банковский обиход вошло страшное слово compliance

После мирового финансового кризиса 2008 года, когда большинство американских, британских и европейских банков оказались фактическими банкротами в своих странах, все встало на свои места. Банки из формата «магазинов» стали снова возвращаться в свое классическое состояние. Распродавались целые подразделения, целые направления бизнеса и целые классы активов. Многое, например, работа с картами, ушло на аутсорсинг. На первый план вышла надежность банка.

Базель III, который начали внедрять в 2013 году, резко ужесточил требования как к капиталу, так и к методам его формирования. В банковский обиход вошло страшное слово compliance. То есть, проверки на соответствие требованиям закона и внутренним документам банка. С него теперь начинается процесс открытия любого счета и осуществление практически любой транзакции. Уже нельзя гонять деньги между счетами, как было раньше. Да и счет в нормальном банке открыть (и удержать его там) стало трудно.

«Революция достоинства», победа Петра Порошенко на внеочередных президентских выборах привела к тектоническим сдвигам в банковском бизнесе. Если в начале 2014 новый глава НБУ Степан Кубив начал допускать ошибки 2009 года, открыв «ящик Пандоры» по рефинансированию и получил новый виток девальвации и инфляции, то с приходом Валерии Гонтаревой начался процесс «очистки» системы от неплатежеспособных и схемных банков. Все это наложилось на форс-мажорные события в Крыму и на Востоке Украины. Вновь повторилась ситуация, когда заемщики были опрокинуты в дефолт, а банкам было необходимо формировать непосильные резервы. Разгул инфляции пришлось гасить через монетарный голод. Многие владельцы финансово-промышленных групп, поставленные перед фактом реальной докапитализации своих банковских структур, отказались от поддержки банков.

Олигархическая банковская система начала разваливаться. Не вдаваясь в анализ применяемых монетарных инструментов 2014-2016 годов, можно констатировать наступивший перелом ситуации с момента приватизации ПриватБанка в конце 2016 года. До этого действия регулятора, несмотря на отзыв лицензии у восьми десятков банков, имели половинчатый характер. С рынка ушли крупные банки, которые так и не восстановились после кризиса 2009 года: «Надра» (реальный владелец Дмитрий Фирташ), «ВиЭйБи» и «Финансовая инициатива» (Олег Бахматюк), «Дельта» (Николай Лагун), Брокбизнесбанк (Сергей Курченко). «Финансы и кредит» (Константин Жеваго).

Сегодня основу банковской системы составляют банки с участием государства в капитале (Ощадбанк, Укрэксимбанк, Укргазбанк, ПриватБанк), которые заняли в разных сегментах рынка нишу более 50%. Вырос удельный вес банков с иностранным капиталом, которые выдержали требования НБУ по капитализации, и украинские банки, которые удержались в своих нишах бизнеса и выполняют требования регулятора.

Система подошла к новому этапу своего развития.

You might also like

Объявлены лучшие авиакомпании мира

Названы победители премии World Airline Awards.

Евро упал на заявлениях главы ЕЦБ

После слов Марио Драги о рисках для экономики еврозоны единая валюта ЕС упала.

Украине обещают доступную сельхозтехнику из США и ЕС

На украинском рынке может появиться доступная сельскохозяйственная техника из США и ЕС.