04.11.2015 118 Views

Татьяна Ефименко: Кризисы несут в себе новые шансы

Татьяна Ефименко: Кризисы несут в себе новые шансы

Татьяна Ефименко – экс-заместитель министра финансов Украины, советник Николая Азарова и президент Академии финансового управления при Министерстве финансов, в которой анализируются перспективы финансового сектора Украины и разрабатываются планы по развитию этого сегмента. Хотя большая часть таких решений сегодня продиктована зависимостью от соглашений с международными финансовыми донорами, украинская финансовая мысль собирается в стенах академии, которой руководит Ефименко.

Forbes встретился с Татьяной Ефименко в период активного обсуждения стратегии развития госбанков в Украине. Именно в академии ведущими банкирами украинских и зарубежных банков, госбанками, представителями Национального банка Украины и Минфина были сформированы рекомендации для правительства по будущему развитию госбанков.

В интервью Татьяна Ефименко рассказала о том, какую роль должны играть государственные банки в экономике страны, и о стратегии развития всего финансового сектора страны.

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

– В 2008-2009 годах, во время финансового кризиса, государство национализировало ряд банков, нарастив свою долю в финансовом секторе. Уже тогда критики говорили, что госбанки не могут быть эффективными – так как чиновники не могут быть столь же успешными, как частные управленцы. Сейчас роль госбанков повышается. Пожалуйста, расскажите, как вы оцениваете увеличение роли и влияния государственных банков в контексте рисков стагнации украинской экономики, учитывая глобальные тенденции неопределенности в финансовой сфере?

– В последнее десятилетие в центре внимания мировой общественности находятся проблемы неопределенности в финансовом секторе. Развитие национальной и международной экономики происходит циклически. Амплитуда колебаний существенно возросла в период глобальной рецессии 2007-2010 годов. Это породило дискуссии об инструментах антикризисного государственного регулирования.

Современное понимание рыночной экономики исходит из концептуальных положений о наличии провалов рынка и провалов государства, так называемых market failures и government failures.

В институте предоставления гарантий для частных инвесторов известно, что международные организации, выделяя средства, прежде всего стремятся иметь дело с государством, и уже потом – с малым и средним бизнесом. Остается выбрать жизнеспособные госбанки, которым можно предоставлять такие ресурсы для дальнейшего кредитования коммерческих организаций

Это – основы государственного регулирования, изложенные в трудах Джона Кейнса, нобелевских лауреатов Джозефа Стиглица и Пола Кругмана, других известных экономистов. Финансово «здоровые» и устойчивые госбанки укрепляют банковскую систему, способствуют доверию населения к ней и государству в целом.

Возможно ли мотивировать государственного чиновника на успешное управление бизнесом? По статусу он не должен этим заниматься. Но речь может идти о стимулах для наемных риск-менеджеров хозяйствующих субъектов государственной формы собственности.

Читайте также:  США распечатали стратегические нефтяные запасы

Достаточно ли эффективно правительство в тот или иной период использует свои возможности? Излишнее, неправильное, запоздалое или просто неграмотное вмешательство в рыночные механизмы не сулит ничего хорошего. Рычаги государственного регулирования необходимо использовать для повышения конкурентоспособности национальной экономики, совершенствования ее социальной сферы. Именно на это направлены недавно принятые ООН Цели устойчивого развития на период до 2030 года.

Во многих странах государственные банки принимали и принимают активное участие в финансировании общенациональных долгосрочных программ. Коммерческий банк может позволить себе спонсорство в пределах какого-то процента от своей прибыли, выделить бюджет на обучение персонала, но не всегда способен нести бремя расходов на научно-исследовательские, образовательные или инфраструктурные проекты.

Поэтому я считаю, что по отношению к результативности госбанков нельзя применять только те критерии, по которым оцениваются коммерческие банки – прибыльность, качество активов и т.д. Надо учитывать их вклад в решение поставленных задач о выполнении государством своих конституционных обязанностей, включая поддержание устойчивости государственных финансов, финансового сектора и экономики в целом.

– Критики политики усиления роли госбанков обращают внимание на риск высокого уровня коррупции в государственном секторе. И в некоторых ситуациях госбанки из-за этого уровня коррупции могут быть рассмотрены как частные корпорации, которые работают в пользу определенного частного капитала…

– В обстановке тотального недоверия полноценное развитие госбанков может быть затруднено. Ведь принятие решений в государственной сфере сопряжено не только с риском коррупции, но и с политическими интересами, влияющими на эффективность управления. Следует обратить внимание на выводы специальной национальной комиссии по расследованию причин финансово-экономического кризиса в США, которые были опубликованы в

Представители государственных регуляторов, которым было доверено управлять соответствующими институтами, крайне пассивно реагировали на угрозы нестабильности финансовой системы

2011 году. По мнению авторитетных ученых и специалистов, многих негативных процессов в мировой хозяйственной системе можно было избежать.

В отчете комиссии отмечено, что государственные деятели во многом проигнорировали предупреждения о необходимости использования более жестких критериев оценки рисков в финансовом секторе.

В то же время у регуляторов было достаточно полномочий для защиты финансовой системы. Однако имели место системные нарушения отчетности и этики, в беспрецедентных размерах были увеличены расходы на лоббирование, политическую поддержку отдельных лиц, избирательных кампаний и т. п. Решения правительства по управлению главными финансовыми институтами во время кризиса не были последовательными.

Читайте также:  Facebook купил белорусское мобильное приложение

Представители государственных регуляторов, которым было доверено управлять соответствующими институтами, крайне пассивно реагировали на угрозы нестабильности финансовой системы. То есть совершенно очевидно, что принятие решений в государственной сфере сопряжено не только с коррупцией, но и со многими общеполитическими обстоятельствами, что чрезвычайно важно для прогнозирования ситуации и в нашей стране. В условиях политической нестабильности критика госорганов может исходить из конъюнктурного принципа «наказания невиновных и награждения непричастных».

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

– Что вы понимаете под стабильной политической ситуацией?

– Политическая стабильность связана с внешними и внутренними факторами. Украина официально признала агрессором соседнюю страну, которая до недавнего времени была ключевым партнером во внешнеэкономической деятельности, но аннексировала часть нашей территории. Второй год тлеет военный конфликт на востоке. Недопустимо в таких условиях расшатывать ситуацию внутри страны. Это просто сделает невозможным быстрый выход из финансового кризиса. Призывы каких-либо политиков к конфронтации, не предлагая ничего конкретного для разрешения проблем, могут завести общество в тупик. Протестные движения по своей природе являются обновляющей общественной силой, но в случае абсолютизации могут привести к хаосу, если не будут конструктивными.

Среди объективных причин нестабильности следует назвать слишком короткую продолжительность политических циклов в нашей стране в течение всего периода независимости. Проходят два-три года, и каждый раз объявляется ошибочным все, что происходило ранее. Такие элементы «совковости» не способствуют поступательному развитию, мы движемся рывками, с недопустимыми задержками и повторением ошибок.

– Самые развитые экономики мира живут в состоянии политических изменений, постоянные протесты проходят в США и Европе, и часто более жесткие, чем в Украине.

– Да, но там сильная государственная система поддерживает властные контрольные полномочия на всех уровнях. Есть формальный и неформальный институциональный запас прочности, который позволяет эффективно демпфировать угрозы, хотя в последнее время протестные движения приобрели значительные масштабы даже в социально и экономически благополучных регионах мира.

– Украина не имеет времени на формирование такого запаса…

– Ранее существовавший запас прочности иссякает, но процессы его качественного изменения и обновления идут параллельно. Украина находится в состоянии повышенной угрозы финансовой, экономической и политической нестабильности. Это не способствует росту доверия к государству как со стороны кредиторов, так и населения.

Читайте также:  Побег из Шоушенка: как выжила Corum Group

Рассматривая в данном контексте проблемы государственных банков, следует отметить, что управляющие, получающие определенные полномочия от государства на проведение стабилизационных мер, должны быть строго подотчетны квалифицированным наблюдательным советам.

Если говорить об институте предоставления гарантий для частных инвесторов, то известно, что международные организации, выделяя средства, прежде всего стремятся иметь дело с государством, и уже потом – с малым и средним бизнесом. Остается выбрать жизнеспособные госбанки, которым можно предоставлять такие ресурсы для дальнейшего кредитования коммерческих организаций.

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

– МВФ допускает частые смены правительств и вообще не рассматривает смену правительства как ключевой фактор, который должен существенно влиять на экономику.

– Мы сейчас активно сотрудничаем с таким же академическим учреждением в Нидерландах при Министерстве финансов, как и наша Академия финансового управления. Голландские эксперты пришли к выводу, что в целях минимизации рисков экономика должна оставаться «священной коровой» для всех участников политического процесса.

В Нидерландах после Второй мировой войны создали независимый фискальный совет – Центральное бюро планирования, который в рамках своих полномочий также анализирует партийные программы. Считается неэтичным и неприемлемым, если политики предлагают экономические стратегии, не прошедшие профессиональную экспертизу фискального совета. Аналогичная практика существует во многих развитых странах.

Я думаю, Украина созревает для этого. Таким образом можно будет избежать влияния непрофессионализма и популизма на принятие политико-экономических решений.

– В финансовом секторе появилось много безработных, особенно после краха ряда крупных банков. По вашему мнению, что может быть моральным подспорьем для этих людей?

– Государство должно исповедовать эволюционный путь развития, что во многом обусловливается развитием человеческого капитала. Нужны технологические и управленческие инновации, о которых писал известный теоретик предпринимательства Йозеф Шумпетер.

Кризисы несут в себе новые шансы как для «созидательного разрушения» отживших структур, так и для инноваций, самореализации. Достаточно вспомнить «восточных тигров» – Южную Корею, Сингапур и др. Многие люди в условиях нестабильности осваивают новую профессию, самореализуются в бизнесе, творчестве.

Государство должно принимать участие в процессе адаптации своих граждан к условиям неопределенности – предоставлять налоговые льготы, материально поддерживать желающих учиться и повышать квалификацию, проявлять себя в предпринимательстве и самозанятости, особенно в новых сферах информационной экономики.

You might also like

НБУ отменил лимит на выдачу валюты в кассах и банкоматах

Физлица смогут получать наличные в иностранной валюте через кассы и банкоматы без ограничений. Национальный банк Украины (НБУ) отменяет последние ограничения на выдачу средств с банковских счетов. НБУ сообщает на официальном

Нацбанк потратил 1,3 миллиона гривен на печать новых денег

В Национальном банке заявляют, что траты на наличные будут снижены. В течение 2016 года на печать новых купюр гривны разных номиналов Нацбанк потратил 1,3 млрд грн. Чтобы уменьшить эти потери,

Кубив: Литва предлагает Украине ежегодно выделять 5 млрд евро

Кубив: Литва предлагает ежегодно выделять €5 млрд помощи Украине. Литва предлагает Европейскому союзу (ЕС) выделять ежегодно по €5 млрд на евроинтеграцию Украины. Об этом сообщил первый вице-премьер и министр экономического