Домой / Бизнес / Проверка на прочность: как стресс-тесты банков помогают контролировать риски в финсекторе

Проверка на прочность: как стресс-тесты банков помогают контролировать риски в финсекторе

Проверка на прочность: как стресс-тесты банков помогают контролировать риски в финсекторе

Раз­ру­ши­тель­ная сила банковских паник хорошо знакома большинству не только слабых, но и сильных экономик мира. Главное отличие состоит лишь в том, что регуляторы развитых рынков научились реагировать на угрозу опустошения банковских касс и счетов толпой обезумевших вкладчиков и контрагентов финучреждений. Укрощение паники и возврат доверия к банкам – задачи, выходящие за рамки рациональных экономических процессов в открытый космос социальной психологии. Если банковская паника только на подходе, наиболее эффективными рецептами ее предотвращения зарекомендовали себя гарантирование депозитов и рефинансирование банков. Первое позволяет снизить мотивацию вкладчиков бежать снимать депозиты, а второе – временно восполнить нехватку ресурсов в начале волны непредвиденных набегов на банки. Более сложная задача – обуздание паники в момент ее разгара, когда «профилактических» мер недостаточно, любые вливания денег вымываются из системы, а решение проблемы кажется невозможным без жесткого хирургического вмешательства: ликвидации или национализации слабых банков. В апогей мирового финансового кризиса 2008–2009 годов американские регуляторы сумели внедрить третий путь укрощения паники – стресс-тестирование банковской системы: способ более сложный, но менее затратный для клиентов и налогоплательщиков. С тех пор центробанки всего мира пытаются понять, как аналитическую процедуру можно превратить в действенный механизм борьбы с финансовым кризисом.

Тимоти Гайтнер, министр финансов США в непростые 2009–2013 годы, называет стресс-тест центральной идеей успешного выхода экономики Соединенных Штатов со дна финансового кризиса. Его коллега глава ФРС США Бен Бернанке неоднократно называл стресс-тесты одним из трех главных рецептов, использованных американскими регуляторами для возобновления доверия к финансовой системе, наравне с государственными гарантиями и экстренными вливаниями капитала.

Суть стресс-тестирования заключается в том, что финрегуляторы более детально изучают бухгалтерскую отчетность крупных финансовых организаций, чтобы рассчитать, сколько банкам необходимо дополнительного капитала для выживания в катастрофических условиях на рынке. Кстати, название «стресс-тест» экономисты позаимствовали у кардиологов, давно исследующих пациентов на беговой дорожке для определения функциональных резервов сердца и уровня критической нагрузки, после которой появляется аритмия. Как рассчитать падение собственного капитала банка в результате возможных катастрофических событий, а также сумму необходимой «подушки безопасности»? Ответ на этот вопрос находится на грани экономической науки и искусства государственного управления. Классические алгоритмы стресс-тестирования включают сложные процедуры составления шоковых макроэкономических сценариев с набором катастрофически неблагоприятных значений таких переменных, как ВВП, инфляция, курс национальной валюты, рыночные ставки доходности или биржевые индексы. На основе анализа исторических рядов данных моделируются ожидаемые изменения банковских балансов под влиянием вышеупомянутых макроэкономических ударов. Если целевой показатель банка (например, адекватность капитала) оказался ниже его нормативных значений, он должен немедленно докапитализироваться.

Читайте также:  "Торчин": от качества товара к качеству жизни

«Секретным соусом» финансового стресс-теста, который превращает банальный анализ в эффективное регуляторное действие, являются следующие за расчетами этапы: – во-первых, требование докапитализации банков для покрытия обнаруженного в результате стресс-теста дефицита собственных ресурсов; – во-вторых, принудительное вливание государственного капитала, если менеджерам банка не удалось привлечь достаточную сумму от частных инвесторов; – в-третьих, максимально быстрое замещение госкапитала частным по мере выздоровления банка и возвращения доверия инвесторов. Так, многомиллиардные суммы финансовой помощи в 2008–2009 годах были давно возвращены американским налогоплательщикам с процентами. Таким образом, при наличии доверия к центробанку и минфину реализуется набор необходимых мер для предотвращения коллапса финансовой системы. Население и бизнес после стресс-теста имеют четкое представление о здоровье банков, устойчивые финучреждения не подвергаются риску утечки ликвидности, минимизируются масштабы государственного влияния на работу свободного рынка, а деньги налогоплательщиков не тратятся на бесполезную национализацию. При этом слабые банки получают дополнительный шанс избежать дефолта, если докажут в процессе дальнейшего замещения государственного капитала частным, что характер проблем был временным, а не хроническим. Стресс-тесты используются ведущими центробанками мира в качестве стимула к улучшению качества внутреннего аудита и риск-менеджмента в банках, смещая фокус банковского надзора с традиционного анализа текущего состояния ликвидности и капитализации на их возможные значения в будущем под влиянием экстремальных событий. Обязательное стресс-тестирование на регулярной основе проводится Федеральной резервной системой США, Европейским центральным банком и Банком Англии.