Главная / Бизнес / Приказано выжить: НБУ смягчил требования к банкам по докапитализации

Приказано выжить: НБУ смягчил требования к банкам по докапитализации

Приказано выжить: НБУ смягчил требования к банкам по докапитализации

Вчера правление Национального банка Украины приняло постановление №242, которым внесены изменения в графики приведения банками уставного и регулятивного капитала к минимальному размеру, предусмотренному банковским законодательством. У небольших финучреждений появится больше времени для докапитализации, а соответственно – и шансов остаться на банковском рынке. Если ранее им нужно было иметь уставный капитал не менее 300 млн гривен уже к началу 2017-го, то теперь этот порог снижен до 200 млн гривен, которые надо внести в капитал до средины 2017 года.

Под нажимом профильных ассоциаций и депутатов НБУ все же смягчил график докапитализации банков. Напомним, как ранее писал Forbes, согласно данным НБУ, на начало октября 2015 года уставный капитал меньше 300 млн гривен был у 58 банков. Для выполнения новых нормативов регулятора всем им суммарно понадобится более 7 млрд гривен. Учитывая положение дел в банковской системе, многие из этих банков вынуждены были бы покинуть рынок.

Но все же Нацбанк решил пересмотреть свои требования. «После длительного обсуждения с банкирами, Независимой ассоциацией банков, профильным комитетом регулятор принял решение смягчить график увеличения минимального капитала банков, – отметила заместитель председателя Национального банка Екатерина Рожкова. – Мы прислушались к ряду веских аргументов: о невозможности использовать прибыль 2016 года для докапитализации; о продолжительности законотворческих процедур, которые бы упростили процедуры объединения банков или отказа от банковской лицензии; о длительном времени для поиска инвестора в текущих условиях».

В то же время, по данным Forbes, НБУ решил принять такое постановление лишь после того, как со стороны профильного комитета Верховной рады появился соответствующий документ, который позволил бы банкам отсрочить требования регулятора. «Наша позиция проста: график НБУ от 4 февраля был невыполнимым, и оставлял десяткам небольших, но крепких украинских банков лишь два пути – либо ликвидация, либо поглощение крупными игроками за копейки. Мы, как и многие украинские и иностранные эксперты, считаем, что повышение уровня концентрации банковской системы точно не полезно нашей финансовой системе», – заявил глава финансового комитета Сергей Рыбалка.

Порог в 200 млн гривен – абсолютно вменяемый рубеж для банковского бизнеса, особенно если учитывать необходимые затраты на членство в платежных системах, инвестиции в технологическую базу и финансовый ресурс для операционной деятельности

Егор Перелыгин, директор финдепартамента Unison Bank

Читайте также:  Партнеры по Северному потоку-2 уступили Польше

По его словам, эта политика противоречит установкам Евросоюза и тенденциям в регулировании банковских систем в других странах. «Считаем главной задачей нашего регулятора – всеми силами помогать банкам кредитовать экономический рост в Украине, а не стимулировать очередное перераспределение собственности в интересах узкого круга лиц», – отметил Рыбалка.

Порог отсечения

Теперь, чтобы вложиться в график НБУ, банкам до 17 июня нынешнего года нужно иметь капитал минимум в 120 млн гривен, а уже до 11 июля 2017-го – 200 млн гривен. До 300 млн гривен банки обязаны довести капитал еще через год – к 11 июля 2018-го.

«Порог в 200 млн гривен не представляет собой критическую цифру. Это абсолютно вменяемый рубеж для банковского бизнеса, особенно если учитывать необходимые затраты на членство в платежных системах, инвестиции в технологическую базу и финансовый ресурс для операционной деятельности», – объясняет директор финансового департамента Unison Bank Егор Перелыгин.

Однако, по мнению ряда банкиров, НБУ мог предъявить и требования еще мягче. «Это не столько упрощает ситуацию, сколько снимает градус напряжения в банковском сообществе, делая сроки не такими сжатыми, но сохраняя их на грани реальности осуществления. Уверен, Валерия Гонтарева знает, что сделки слияний и поглощений весьма щепетильны, и протекают, мягко говоря, не быстро. Прекрасно понимаю желание реформировать банковскую систему в кратчайшие сроки, но это нереально», – подчеркивает советник председателя правления АКБ «Конкорд» Павел Крапивин.

Согласно его оценкам, для того чтобы найти потенциальные объекты для слияния, оценить их, провести переговоры с собственниками, достичь взаимоприемлемого решения и наметить «дорожную карту» по слиянию, требуется от полугода и более. «И это еще до начала процедуры слияния, которая сильно зависит от размеров банков и от близости их экономических моделей. В любом случае, для корректного слияния нужно не менее года. Поэтому сказать, что сдвиг на полгода принципиально решает проблему, я не могу», – уточняет банкир.

«Слияния банков могут иметь место только при условии, что в этих банках одни и те же собственники. В Украине же слияние бизнесов – не распространенная практика по разным причинам. Во-первых, это вопрос менталитета – лучше маленькое, но свое. Во-вторых, защита прав акционеров у нас не настолько развита, чтобы идти на слияние со сторонней компанией. Возникает вопрос, как будет управляться объединенный бизнес, и как будет организован контроль со стороны акционеров», – указывает аналитик UniCredit Bank Андрей Приходько. И добавляет, что в Украине не было успешных примеров слияний, зато были громкие корпоративные конфликты между акционерами.

Читайте также:  Парламент поддержал ряд законопроектов для транспортной отрасли

Перенос сроков для банков, не имеющих жизнеспособной модели развития, не спасет их от неминуемого краха. Но банки, которые могут выжить, и понимают, где и как зарабатывать, используют более реалистичный график увеличения капитала для роста

Вадим Березовик, глава правления Коммерческого индустриального банка

Вместе с тем данное решение НБУ уже можно считать шагом навстречу банковскому рынку страны. «Банковский бизнес сам по себе очень интенсивен с точки зрения нагрузки на капитал. В данном случае смягчение графика капитализации банковского сектора является «нормализацией» всей ситуации. НБУ должен принимать во внимание тот факт, что очень «резкие» регуляторные шаги не привносят стабильности в экономику и в местную финансовую систему. Систему надзора надо динамично адаптировать к новым реалиям, но при этом не создавать панику на рынке. Регулятор не всегда может действовать как «агент радикальных перемен», и должен оставлять пространство для маневра», – говорит Перелыгин.

Ниша для маленьких

Однако вопрос бизнес-модели банков остается открытым. «Перенос сроков для банков, не имеющих жизнеспособной модели развития, не спасет их от неминуемого краха. Но банки, которые могут выжить, и понимают, где и как зарабатывать, используют более реалистичный график увеличения капитала для роста», – полагает глава правления Коммерческого индустриального банка Вадим Березовик. По его мнению, сферами, в которых небольшие банки могут заработать, являются по-прежнему малый и средний бизнес, потребительское кредитование и комиссионные операции от РКО.

«Небольшие банковские учреждения с высоким уровнем специализации имеют полное право на существование. Этот важный сегмент – неотъемлемая часть экономики, предпринимательской активности в стране и стимулирования новшеств и инноваций. Регулятор просто должен поднять вопрос о разновидностях лицензий и регуляторных подходах по отношению к разным финансовым и банковским учреждениям в стране», – поясняет Перелыгин.

Согласен с коллегой и Андрей Приходько: «Даже в нынешних условиях небольшие банки могут быть востребованы. Некоторые собственники крупных бизнесов предпочитают держать деньги в собственных банках, считая, что это безопаснее, чем пользоваться услугами крупных банков. Но такой подход – это скорее иллюзия контроля, ведь банк может быть выведен с рынка очень быстро».

Читайте также:  Минфин готовит Укргазбанк к приватизации

Небольшие банки более мобильны и более лояльны к клиентам, чем крупные банки со своими строгими процедурами комплаенса

Андрей Приходько, аналитик UniCredit Bank

По мнению Перелыгина, малые банки могут сыграть важную роль в развитии IT-сектора, в проектном финансировании и в инновационных технологиях. Также небольшие банки могут сконцентрировать свое внимание и ресурс на сегменте МСБ, который не всегда интересен крупным игрокам, или стать «тихой гаванью» для капитала клиентов сектора Private Banking, предоставляя комплекс классических банковских услуг, сервиса по управлению активами и капиталом, инвестиционных услуг, и даже некоторого рода «консалтинговых» услуг.

«При этом небольшие банки с ориентацией на комиссионные доходы могут стать транзакционными платформами и интегрироваться вместе с телекоммуникационной индустрией, IT-сектором и новым поколением розничного бизнеса. На самом деле вариантов для развития малых банков очень много. Главное сейчас – не потушить последние предпринимательские и инвестиционные искры в этом секторе. А такие риски, к сожалению, существуют», – уверен Перелыгин.

С тем, что у небольших финучреждений есть много путей развития, согласен и Павел Крапивин. «Таких ниш масса. Можно развиваться на локальном географическом рынке (например, в пределах области или города), можно сделать акцент на технологических продуктах и коммуникациях, не требующих физического присутствия в регионах, можно специализироваться на отдельных клиентских нишах или банковских продуктах, – перечисляет банкир.

«Даже если абстрагироваться от кэптива, у небольших банков может быть рыночная ниша. Они более мобильны и более лояльны к клиентам, чем крупные банки со своими строгими процедурами комплаенса», – констатирует Андрей Приходько.

На сегодняшний день банки крайне слабо представлены в лизинге и факторинге, предэкспортном и постимпортном финансировании, редко применяются документарные инструменты, проектное финансирование, а также финансирование микро-бизнеса. «А финансирование стартапов, в том числе франчайзинговых – вообще диковинка для нашего рынка», – уточняет Крапивин. И добавляет, что в вышеперечисленных продуктах, где очень высока доля «добавленной стоимости», то есть индивидуальная «подгонка» продукта под нужды клиента, мелкие и средние банки имеют преимущество перед крупными, работающими на основании строгих регламентов и правил.

Добавить комментарий