Главная / Бизнес / Чувство долга: в чьих руках судьба ОПЗ

Чувство долга: в чьих руках судьба ОПЗ

Чувство долга: в чьих руках судьба ОПЗ

Стокгольмский арбитраж запретил ОПЗ продавать необоротные активы. Это классическая обеспечительная мера по делу о старом долге за газ, которая вовсе не означает отмену приватизации. Тем более глава Фонда госимущества Игорь Билоус уверяет, что продавать здания или промышленные сооружения никто не собирался. На конкурс завод будет выставлен как целостный имущественный комплекс.

Правда, пока оптимального решения проблемы долга в $193 млн ни у Фонда, ни у Кабмина нет. А значит, есть серьезный риск, что разбираться с проблемой придется новому собственнику. Участники процесса расходятся во мнении, хочет ли Дмитрий Фирташ остановить приватизацию, или просто пытается вернуть свои деньги.

31 марта 2016 года Стокгольмский арбитраж удовлетворил ходатайство Ostchem Holding Limited, входящей в Group DF ныне пребывающего под домашним арестом в Вене олигарха Дмитрия Фирташа. Арбитраж потребовал от ОПЗ до 31 августа 2016 года воздержаться от отчуждения либо обременения каким-либо образом своих необоротных активов.

«Ostchem Holding Limited обратился в Стокгольмский арбитраж для защиты своих прав в отношении долгов, сформированных ОПЗ перед предприятиями группы, учитывая значительный объем требований, готовящуюся приватизацию предприятия и растущие риски невозврата долга», – отмечается в заявлении Group DF.

Причина возникновения такого требования – обеспокоенность Ostchem увеличением кредиторской задолженности ОПЗ за счет привлечения кредитов от государственных банков. «Единственной целью Ostchem Holding Limited при обращении в арбитраж является возврат задолженности ОПЗ за поставленный газ», – подчеркнули в компании.

Откуда долг?

Поставки газа государственным промышленным предприятиям всегда были занятием выгодным, так как в украинских условиях гарантировали огромные доходы от, по сути, посреднических операций. Заводам, формально и неформально, запрещали закупать газ у производителей. Поэтому химики были вынуждены приобретать сырье у приближенных к власти бизнесменов. Сейчас, например, такие услуги оказывают структуры, которые связывают с Николаем Мартыненко и Игорем Кононенко.

В 2013 году Ostchem Holding Limited (Кипр) продавал ОПЗ газ по $430 за 1000 куб. м. А сам закупал газ у «Газпрома» всего по $265 за 1000 куб. м

Холдинг Ostchem Дмитрия Фирташа с 2011 по 2014 год был основным поставщиком газа на ОПЗ, что было бы невозможно без протекции тогдашнего президента Виктора Януковича. Заводу голубое топливо доставалось по цене, намного превышающей цену «Газпрома». Например, в 2013 году Ostchem Holding Limited (Кипр) продавал ОПЗ газ по $430 за 1000 куб. м. А сам Ostchem закупал газ у «Газпрома» всего по $265 за 1000 куб. м, что подвержено решением окружного суда города Киева от 15 марта 2016 года.

После ухудшения экономической ситуации платежная дисциплина завода упала, и он начал накапливать долги. Осенью 2014-го Кабмин фактически запретил ОПЗ покупать газ у Ostchem, определив обязательным поставщиком НАК «Нафтогаз». Одесский апелляционный хозсуд в декабре 2014 года признал наличие долга ОПЗ перед компанией «РГК Трейдинг» в сумме около 4 млрд гривен. Его, хотя и не быстрыми темпами, но погашали. Однако проблемой осталась задолженность в $193 млн перед кипрскими структурами Ostchem. А с учетом штрафных санкций долг вырос до $243 млн.

Читайте также:  Аграрный сектор показал свыше 40% национального экспорта

Одесский припортовый завод

Фото УНИАН

Долгожданная приватизация

ОПЗ расположен в городе Южный Одесской области и является крупнейшим предприятием химической отрасли страны. Завод специализируется на производстве и реализации аммиака и карбамида, а также жидкого азота, диоксида углерода, жидкого кислорода и сернокислого натрия. Уникальность предприятия состоит в наличии собственного перевалочного морского терминала для перегрузки экспортной химической продукции. А также в том, что завод является конечным пунктом аммиакопровода Тольятти – Горловка – Одесса. ОПЗ – монополист в сфере приема, охлаждения и перегрузки аммиака.

Игорь Билоус прогнозировал, что приватизационный конкурс состоится этим летом. Предпродажная оценка актива еще идет, а экспертные оценки в СМИ варьировались от $600 млн до $1 млрд. Среди вероятных претендентов Билоус называл крупные химические компании: Yara, IBЕ Trade, Koch Fertilizers, CF Industries и Ciech. Не исключено, что в конкурсе примут участие и собственники украинских химических активов – Игорь Коломойский и Дмитрий Фирташ.

Повлияет ли Стокгольмский процесс на приватизацию

Следует четко понимать: арбитраж еще не закончен, решение в пользу Фирташа не принято, приватизацию никто не отменял. Даже само существование долга еще не признано. «Речь не идет о вынесении решения по иску Фирташа к ОПЗ. Речь о том, что суд в рамках обеспечения иска запретил реализацию активов ОПЗ до рассмотрения дела по сути, – подчеркнул адвокат, партнер ЮФ U&G partners Евгений Огарков. – Это стандартная практика судов – применять обеспечительные меры в случае, если существуют обоснованные опасения о выведении активов с предприятия должника до вынесения решения по сути исковых требований».

О последствиях решения арбитража можно говорить только после его вынесения, сценариев три:

обжаловать его в суде государства, в котором оно было вынесено;

исполнить его добровольно;

принудительным исполнением будет заниматься Государственная исполнительная служба на основании соответствующего исполнительного документа, выданного компетентным украинским судом.

По результатам решения собственник должен обратиться в украинский суд с заявлением о признании решения иностранного суда, а также обеспечить возможность выполнения решения путем запрета на отчуждение активов и акций ОПЗ посредством приватизации либо любых иных процессов.

Возникла дискуссия о том, обязательно ли решение арбитража для Украины. Ostchem считает, что ФГИ решение выполнить обязан. Согласны с этим и некоторые юристы. «Решение Стокгольмского арбитража обязательно для исполнения на территории Украины на основании ст. 35 закона Украины о международном коммерческом арбитраже», – подчеркнул Огарков.

Однако глава Фонда считает иначе. «Во-первых, это промежуточное решение чрезвычайного (то есть временного) арбитра до рассмотрения дела по сути арбитражным судом. Такое решение выносится, когда одна из сторон нуждается в срочных промежуточных или обеспечительных мерах, принятие которых не терпит до формирования состава арбитража. Иск был подан 23 марта, а 31 марта уже было вынесено решение, без заслушивания второй стороны, – рассказал Forbes глава ФГИ Игорь Билоус. – Во-вторых, чтобы оно стало обязательным к исполнению, его должен подтвердить местный суд, для чего нужно провести судебное разбирательство. Поверьте, даже если начать его прямо сейчас, оно затянется намного дольше 31 августа».

Читайте также:  Что задекларировал глава Генштаба Муженко

Юридически обеспечительная мера по иску запретом на приватизацию не является

Позицию Фонда разделяет и управляющий партнер АО Suprema Lex адвокат Виктор Мороз: «Гражданский процессуальный кодекс Украины достаточно подробно регулирует порядок признания решений иностранных судов (в том числе и Стокгольмского арбитража). По своей сути это отдельный судебный процесс, в котором сторона ответчика может возражать против признания решения арбитража украинским судом, а в случае несогласия с решением суда первой инстанции о признании решения арбитража, обжаловать такое решение в порядке апелляции».

Поскольку у акционера в лице ФГИ нет возможности погасить долг и нет желания срывать конкурс, процедура оспаривания, несомненно, будет применена.

Еще одно возражение Фонда: ни о каком отчуждении необоротных активов речь не идет. Фонд продает акции, а не имущество завода. ОПЗ продается как целостный имущественный комплекс одному покупателю, а не как набор зданий различным собственникам.

«Приватизация – это продажа акций, то есть – корпоративных прав на управление предприятием, всеми его активами и обязательствами, – подчеркнул Билоус. – А решение арбитража касается рекомендаций по отчуждению недвижимых активов, которые никто не собирался, и не собирается отчуждать».

Юристы согласны с мнением Фонда по этому вопросу. «Действительно, в порядке приватизации продаются акции предприятия. Стокгольмский арбитраж, в свою очередь, запретил продажу необоротных активов, а именно недвижимого имущества, находящегося на балансе предприятия, – пояснил Мороз. – Однако продажа акции влечет за собой и смену собственности на активы предприятия, в том числе и те, которых касается решение Стокгольмского арбитража».

Иск Фирташа – не помеха конкурсу

Юридически обеспечительная мера по иску запретом на приватизацию не является. «Это рекомендация воздержаться от отчуждения недвижимых активов до 31 августа 2016 года, – подчеркнул Игорь Билоус. – Но мы и так не имеем права отчуждать недвижимость во время подготовки к приватизации и собственно продажи, поэтому дополнительное решение Стокгольмского арбитража по этому вопросу ничего не меняет».

Сделка купли-продажи предусматривает переход к новому собственнику как активов, так и пассивов объекта. Поэтому на права кредитора она никак не влияет. «При переходе права собственности на корпоративные права предприятия, все его обязательства сохраняются, в этой связи определение стокгольмского арбитража не следует трактовать как запрет на приватизацию», – поясняет Огарков.

Однако, приобретя акции, инвестор получит право собственности и на необоротные активы (по сути недвижимое имущество), находящиеся на балансе ОПЗ. А это может быть основанием для оспаривания приватизации в судебном порядке. «Group DF, признавая решение арбитража в украинских судах, может обеспечить свои требования путем запрета на осуществление приватизации и, полагаю, что суды такое заявление о таком виде обеспечения удовлетворят», – прогнозирует Мороз.

Читайте также:  Немецкие фирмы не боятся последствий Brexit

Перспектива возврата долга не ясна

Источники в Ostchem уверяют, будто намерения торпедировать конкурс у Фирташа нет. При этом Ostchem считает желательным вариантом погашение долга до приватизации. Более того, в компании вариант выгоден и любому будущему покупателю, а значит, увеличит вероятность успеха конкурса. «Вы покупаете квартиру за 30 000, а на ней долг за коммуналку еще 15 000. Вот вы бы захотели вместо новоселья бегать потом по судам или бы попросили старых хозяев разобраться самостоятельно?» – проиллюстрировал свою позицию источник в компании.

Однако четкой стратегии по погашению долга у ФГИ, ОПЗ и Кабмина нет. И пока непонятно, долг будет погашен до приватизации – или достанется новому собственнику. «Окончательного решения пока нет. Вариантов три: выплатить, реструктуризировать или продать как есть. На выплаты в бюджете денег нет. Возможны второй или третий варианты. Как будет в результате – пока сказать сложно. Планы по реструктуризации есть, но озвучивать их до обсуждения на всех уровнях будет неправильно», – сожалеет Билоус.

В случае продажи объекта, обмененного долгом, встанет вопрос цены. Победитель правомерно потребует скидку на указанную сумму. Если из $600 млн вычесть $200 млн, получается $400 млн. И тут стоит помнить, что предыдущий победитель конкурса Игорь Коломойский, в лице компании «Нортима», обещал оспорить новую продажу, если ее результат будет ниже, чем результат старой – $500 млн

В принципе, при желании деньги правительство найти может. Для этого можно задействовать существующую схему: НБУ дает рефинансирование государственному (фактически – «печатает») Ощадбанку. А уже Ощадбанк выдает кредит ОПЗ на 4,8 млрд гривен. Учитывая ожидания от продажи на уровне 15-25 млрд гривен, такой вариант выглядит оправданным. Но применение такой схемы требует координации действий между Кабмином, НБУ, Ощадбанком и ОПЗ.

Тем не менее, в Фонде считают, что решение суда не повлияет на желание потенциальных инвесторов принять участие в конкурсе. Хотя, в случае продажи объекта, обмененного долгом, встанет вопрос цены. Победитель правомерно потребует скидку на указанную сумму. Если из $600 млн вычесть $200 млн, получается $400 млн. И тут стоит помнить, что предыдущий победитель конкурса Игорь Коломойский, в лице компании «Нортима», обещал оспорить новую продажу, если ее результат будет ниже, чем результат старой – $500 млн.

«О существовании долга они знали, возможность привлечения арбитража – тоже для них не новость, – сказал Билоус. – Мы подготовили для них юридическую справку с разъяснением ситуации. Думаю, резких смен намерений у инвесторов эта новость не вызовет».

Добавить комментарий