08.10.2015 99 Views

Дмитрий Гриджук: «На рынке конкурирует умение оптимизировать затраты»

Дмитрий Гриджук: «На рынке конкурирует умение оптимизировать затраты»

Дмитрий Гриджук возглавляет муниципальный киевский банк «Хрещатик» 15 лет. За это время банк показывал постепенный рост: с 32-го места по системе, согласно классификации НБУ по размеру активов в 2002 году, до 19-го на первое полугодие года 2015-го.

Бенефициарами банка, кроме городского совета столицы, владеющего около 20% акций учреждения, являются бизнесмены Николай Солдатенко, Андрей Иванов и Василий Хмельницкий. В 2014 году рассматривалась возможность перераспределения долей акционеров учреждения. При этом в правлении уверяют: муниципальный статус банка не дает ему преимуществ в экономически неустойчивое время. Тогда как правительство концентрирует финансовые потоки государственных предприятий в государственных же банках, столичные власти не переводят коммунальные предприятия на обслуживание в городской банк.

Между тем «Хрещатик» сфокусировался на других операциях. Банк много лет является одним из лидеров по работе с банковскими металлами, а в последнее время – с нетрадиционными валютами. В том числе – на открытии корреспондентских счетов в юанях для украинских предприятий и банков. Такая переориентация может рассматриваться как интересное управленческое решение: не получив монопольных преимуществ от Киева в обслуживании коммунальных предприятий, банк нашел свою нишу во внешнеэкономических операциях.

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

В интервью Forbes Дмитрий Гриджук рассказал об особенностях работы банка на падающем рынке, сотрудничестве с Китаем и последствиях очищения финансовой системы.

– Пожалуйста, расскажите, как вы воспринимаете изменения, которые сегодня происходят в финансовой системе Украины?

– Положительно, поскольку они направлены на стабилизацию и очищение банковской системы, что так важно для восстановления экономики в целом.

– Есть мнение, что украинский финансовый рынок излишне зарегулирован. В пример ставят «черный понедельник», по итогам которого девальвировал ряд валют, тогда как гривна оставалась стабильной, потому что ее курс удерживается искусственно.

– Наш курс сегодня – это курс-ориентир, по которому регулятор может работать с банками. Он уже имеет рыночные признаки и учитывает сложившиеся условия, в которых этот рынок действует.

– Меняется ли роль банка из-за того, что происходит с финансовой системой?

– Естественно. Роль любого банка в разных экономиках – прежде всего выполнение функций кредитования. К сожалению, сегодня это можно отнести исключительно к тем обязательствам, которые у банков существовали ранее. Активизации тут быть не может, пока в банковской системе присутствуют такие проблемы, как ликвидность, недостаточная капитализация, проблемная задолженность и т.д. Все это в совокупности с макроэкономическими ожиданиями не позволяет активно развивать кредитование.

Да, в третьем квартале наметились позитивные тенденции: падение экономики замедлилось, производство в ключевых отраслях начало восстанавливаться, золотовалютные резервы растут, остатки на корсчетах увеличиваются, инфляция замедляется, учетная ставка снижена до 22%. Однако при этом сохраняются риски, которые лежат во внеэкономической плоскости и способны ухудшить ситуацию. Это – неопределенность военного конфликта на востоке страны, возможная дестабилизация обстановки в связи с октябрьскими выборами, а также стремительное падение мировых цен, что может помешать украинскому экспорту принести тот объем денежных поступлений, на который рассчитывали. Да и потребительский спрос пока что не переломил отрицательного тренда, поскольку платежеспособность населения еще низка.

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

– Но готовиться к восстановлению основополагающей функции банков нужно?

– Безусловно. И приоритетной тут должна быть стратегия переосмысления философии функционирования банковской системы, восстановление девальвированного понятия «реформы» реальными положительными трансформациями. Знаете, как советовал Эйнштейн: в глубине любой проблемы ищи возможности.

Кризис расставил маркеры в централизации нашей организационной структуры, в оптимизации и численности персонала, и затрат. Как следствие – имея собственные большие площади, мы начали заниматься несвойственной деятельностью – сдавать свои помещения в аренду тем, с кем работали: нотариусам, страховым компаниям, финансовым или нефинансовым организациям

При этом роль банка в этой картине меняется. Сегодня на рынке конкурируют не столько кредитные продукты и программы, то есть процентные доходы, сколько клиентоориентированность и инновационность банковского сервиса, умение оптимизировать затраты. Банки, учитывая международный опыт, ориентируются на комиссионные доходы, за счет чего наращивают свою прибыльность. Ищут новые формы работы на рынке, например, эффективные каналы дистанционного обслуживания, меняют даже философию организации. К примеру, мы изменили свой взгляд на организацию работы наших отделений в регионах.

Раньше считали, что лучше во всех городах присутствия иметь собственные помещения, а не арендованные. Кризис расставил маркеры в централизации нашей организационной структуры, в оптимизации и численности персонала, и затрат. Как следствие – имея собственные большие площади, мы начали заниматься несвойственной деятельностью – сдавать свои помещения в аренду тем, с кем работали: нотариусам, страховым компаниям, финансовым или нефинансовым организациям, малым предприятиям. Сегодня во главе угла – самоокупаемость точки продаж, потому мы сейчас реализуем собственные излишние помещения.

– А как, по вашим наблюдениям, меняются потребности реального сектора экономики?

– Сегодня эти потребности ограничены политико-экономической ситуацией в стране, требующей эффективных реформаторских действий, цепочка которых удивительно проста: комфортные условия развития бизнеса – здоровая фискальная политика – новые рабочие места – восстановление платежеспособности и потребления населения – оптимальная процентная политика в сфере сбережений – возможность финансовой поддержки экспортно ориентированных, импортозамещающих, а также жизнеобеспечивающих производств – низкая волатильность курсовой политики национальной валюты и т.д.

Изменилось и содержание работы с корпоративными клиентами. Если раньше банки переманивали их условиями кредитования, то сейчас первоочередными являются качественное расчетно-кассовое обслуживание, своевременное безусловное проведение платежей, возможность работать на мировых товарных рынках с использованием не только свободно конвертируемых, но и других валют, например, китайских юаней, турецких лир, узбекских сум, израильских шекелей и др.

Борьба за клиента перешла в плоскость персонифицированного сервиса, когда принцип «Знай своего клиента» определяет и характер отношений с ним, и потребность изучения его жизненного цикла. Если насущные потребности и даже непредвиденные ожидания клиента удовлетворены, это позволит ему нарастить доходность своего бизнеса, а следовательно, выиграет и банк. Мы, к примеру, всегда четко выполняем обязательства по открытым кредитным линиям. И клиенты это знают и ценят.

Мы работаем по 25 валютам, и обслуживаем не только своих клиентов, но и широкую лоро-сеть – почти 100 украинских банков проводят через нас свои внешнеэкономические платежи

Каждый десятый новый клиент пришел к нам по рекомендации своих партнеров или контрагентов, уже являющихся клиентами нашего банка. Сегодня прирост корпоративной клиентской базы составляет 50-70 новых клиентов в неделю, а в 2014-м динамика роста в корпоративном секторе составляла почти 8%, в розничном – почти 22%.

– Тот фактор, что часть банка принадлежит городу, влияет на доверие к вам со стороны клиентов?

– В определенной степени да. Но для нас как банка муниципального такое доверие – большая ответственность. И это во взаимоотношениях с городской властью более приоритетно, нежели вопрос, является ли наличие такого акционера нашей визитной карточкой на рынке.

– А город как акционер поддерживает банк?

– Удельный вес ресурсов коммунальных предприятий в пассивах банка составляет не более 1%. Удельный вес муниципальных активов – около 7%. И эти цифры говорят сами за себя. Сегодня коммунальные предприятия реально свободны в выборе обслуживающего банка.

– Но городу же выгодно, чтобы муниципальные предприятия обслуживались в своем банке?

– Думаю, да.

– Нет ли каких-либо инициатив, чтобы переводить активы на обслуживание в ваш банк?

– Таких инициатив, к сожалению, нет. И если бы столичные власти проводили такую же политику относительно опыта и возможностей «Хрещатика», как Кабинет министров в отношении госбанков, переводя туда на обслуживание все госпредприятия, это было бы важно для нас. И как следствие – ощутимо для нашего акционера.

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Юани и золото

– Вы являетесь одним из лидеров бизнеса, связанного с банковскими металлами и монетами. Что с ним сейчас происходит?

– Небольшое затишье на этом рынке связано прежде всего с падением мировых цен на золото, которые, во-первых, привязаны к ценам на нефть, во-вторых, определяются инвестиционным спросом. По прогнозам специалистов, в следующем году цена золотой тройской унции будет колебаться у отметки $1100, в конце лета – начале осени она находилась в диапазоне $1107-1155.

На рынке банковских металлов так же действуют ограничения регулятора, как на наличном валютном. Это сужает возможности рынка продажи золота и серебра, однако интерес к так называемым «металлическим» депозитам как способу долгосрочного инвестирования остался. Об этом говорят цифры, характеризующие нынешний украинский рынок банковских металлов. Так, согласно исследованию аналитической компании Pro-Consulting, на руках украинцев совокупно находится сегодня более 10 тонн золота, а в 2017 году эти объемы могут вырасти до 25-27 тонн.

– Но даже при ограничениях люди продолжают доверять вкладам в драгоценных металлах?

– Так же, как и вкладам в иностранной валюте. Хотя я – за дедолларизацию отечественной экономики в целом, и за гривневые вклады в частности. Нынешний рынок депозитов характеризуется именно этим трендом. Мне кажется, правильным было бы решение вообще отказаться от вкладов в валюте. Например, в нашем банке удельный вес гривневых вкладов, привлеченных с начала года, составляет 95,5% депозитного портфеля физических лиц, а срочных депозитов – 83%.

– При оттоке…

– У нас не было оттока по гривневым вкладам. Наоборот, прирост привлеченных ресурсов у населения в первом полугодии 2015-го составил 4,8%, а объем средств по акционным вкладам с начала года достиг 1,85 млрд гривен.

– Вы упомянули операции в юанях. Насколько это выгодный бизнес?

– Я знаю, что некоторые банки начали такие операции. Главное – чтобы такой бизнес не был искусственно созданным, а открывался под реальных клиентов. Мы так работаем по 25 валютам и обслуживаем не только своих клиентов, но и широкую лоро-сеть – почти 100 украинских банков проводят через нас свои внешнеэкономические платежи. За все время работы нашего международного департамента не было ни одного случая задержки платежей, высокое качество которых уже пять лет подряд награждается немецким Дойче Банком, а по итогам прошлого года и Коммерцбанком. В обоих банках мы имеем «зеленый» коридор STP.

– Вы каким-то образом с платежной системой UnionPay пересекались?

– Да, но решение о сотрудничестве с ней еще на стадии обсуждения.

– Кто ваши главные конкуренты сегодня?

– Мы рассматриваем все банки первой и второй групп.

Первоочередная задача – стабилизация банковской системы через капитализацию банков и их эффективную работу, обеспечивающую выполнение нормативов и рекомендаций МВФ и регулятора. Следующая важная задача – это концентрация банковского капитала через М&А

– Что в банковской системе можно было бы улучшить?

– Первоочередная задача – это стабилизация банковской системы через капитализацию банков и их эффективную работу, обеспечивающую выполнение нормативов и рекомендаций МВФ и регулятора.

Сегодня внедряется новая методика по работе банков со связанными лицами, и это основная задача для менеджмента и акционеров банка.

Следующая важная задача – концентрация банковского капитала через М&А. При этом продолжающееся очищение системы должно проходить с минимальными потерями для всех клиентов.

– Мы слышали много критики в отношении подхода НБУ к оценке банков. По вашему мнению, вводя новую методику, что именно хотел определить регулятор?

– Это касается прежде всего очищения активов от сомнительных операций со стороны собственников банка. Этот подход очень важный, момент очищения здесь присутствует, поэтому я поддерживаю его. И это будет способствовать восстановлению доверия к банковской системе.

– А как вообще можно нейтрализовать кризис доверия к банкам?

– Это ежедневная кропотливая работа. Главное – чтобы слова не расходились с делом. Тогда и доверие к банковской системе будет восстановлено и сформировано.

You might also like

Укрзализныця показала состояние ж/д отрасли — инфографика

Износ грузовых вагонов составляет 91,3%, в 2017 году заканчивается нормативный срок службы 27 тыс вагонов, в т.

Газпром снова нарушил контракт — Укртрансгаз

Газпром резко снизил давление газа на входе в газотранспортную систему Украину.

Цены на нефть обвалились на новостях из Саудовской Аравии

Мировые цены на нефть в понедельник продолжают снижаться, отыгрывая новости из Саудовской Аравии, где заявления второго наследного принца и министра обороны страны Мухаммеда бен Салмана усилили скептицизм рынков в отношении предстоящей