Главная / Бизнес / Игорь Львов: «Киевстар и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе, финансовые»

Игорь Львов: «Киевстар и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе, финансовые»

Игорь Львов: «Киевстар и УкрПочта должны были брать все возможные лицензии, в том числе, финансовые»

На прошлой неделе Национальный банк Украины подвел итоги первого полугодия рынка платежей и платежных карт. По данным регулятора, объем безналичных расчетов растет. Самыми популярными среди безналичных операций с платежными картами во II квартале 2016 года стали переводы с карты на карту. Они составили 50,17% всего рынка.

Одновременно, развивается сегмент денежных переводов и платежных систем. На рынке платежей и переводов появляются новые игроки: уже в августе в Украине была зарегистрирована новая международная система денежных переводов – Sigue Money Transfer, и новая платежная система – IBox Money Transfer.

О тенденциях рынка Forbes говорит с одним из людей, которые стояли у истоков украинского сегмента платежей и переводов. Игорь Львов в начале 1990-х, после работы в КРУ Министерства внутренних дел Украины, пришел в банк Аваль. Здесь он открыл первый обменный пункт в Украине – на улице Институтской в Киеве, и после организовал сеть «обменников» в киевских кинотеатрах.

Именно он вводил первые жетоны для киевского метрополитена, на которых с одной стороны было написано АКБ Аваль. После Аваля он сделал блистательную карьеру в банке «Финансы и кредит», на должности заместителя председателя правления. Через фельдъегерскую связь он организовывал ввоз валюты и золота в страну. Благодаря ему «Финики» много лет были лидером по ввозе валюты в страну, вместе с ВТБ, Пивденным, Райффайзен Банком Аваль. Он же построил для банка «Финансы и кредит» систему денежных переводов Аверс – одну из крупнейших в стране.

После того, как банк «Финансы и кредит» признан неплатежеспособным, Игорь Львов готовится к новым международным проектам. В том числе, благодаря связям с бизнесами в Армении, Грузии и Азербайджане, он планирует создать новую международную платежную систему с украинскими корнями.

В интервью Forbes Игорь Львов рассказал о том, как и что сегодня влияет на рынок платежей и переводов. Мы поговорили о конкуренции между банками и интернет-сервисами, будущем платежной индустрии, и том, как построить крупную систему денежных переводов в Украине.

— Наиболее явно влиятельная часть сегмента переводов и платежей – это трансграничные переводы. Благодаря им в Украину ежегодно поступает несколько миллиардов гривен от украинцев, живущих за границей. Пожалуйста, расскажите – какие основные тенденции рынка трансграничных переводов вы можете отметить?

— Главная тенденция – это изменение географии денежных переводов. Ранее более 50% украинских «заробитчан» находились на территории Российской Федерации. Сейчас удельный вес уменьшается, из-за политики и принятия нового миграционного законодательства в РФ. Поэтому, часть рабочей силы переезжает в Польшу, Белоруссию. Естественно, украинцы продолжают уезжать в традиционный треугольник Португалия-Испания-Италия. Удельный вес Европы должен повышаться.

Переводы между Украиной и ДНР, ЛНР продолжают идти, через Россию. Так же, как и переводы в Крым. Например, вместо Симферополя в направлении платежа может звучать Сочи-2, или Сочи-3. Или Ростов-2 вместо Донецка.

— Но, возможно, появляются схемы по переводам между Украиной и РФ? Часть транзакций могла уйти в тень?

— Объем переводов с РФ довольно большой, как мы уже сказали – около половины всего сектора. А комиссия при этом составляет 0,5-1% от суммы перевода. Это не те деньги, даже для зарабатывающих около $1000, из-за которых нужно рисковать и вводить теневые каналы.

Теневые каналы как правило процветают по направлениям Испании, Италии и Португалии. Там деньги передавались в Украину наличными, автобусами…

Читайте также:  Украинский Natus Vincere продаст долю в активах холдингу из РФ

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

— Когда-то Питер Гнатюк, возглавлявший MoneyGram в России, СНГ, Восточной Европе и Израиле, ездил в Италию и просил украинцев не рисковать с маршрутками, и пользоваться их системой денежных переводов…

— …но маршрутка стоит 3% от суммы, а MoneyGram – от 5% и до 15%. Поэтому маршрутка гораздо выгоднее, чем системы ДП, которые по сути являются монополистами. Это справедливо для MoneyGram, WesternUnion, Ria MoneyTransfer. Их тариф составляет минимум – 5%.

— Из-за АТО ужесточились ли требования по верификации клиентов при денежных переводах?

— Требования итак достаточно жесткие, и усиливать их потребности нет.

— Но в феврале 2015 года вступило новое законодательство по финансовому мониторингу. Да, оно не действует в полной мере по политически-эффективным лицам, и финмониторинг предоставляет банкам только списки лиц, связанных с терроризмом. Но при ужесточении верификации клиентов банков, должна была ужесточиться верификация и клиентов платежных систем – систем денежных переводов?

— Верификация касается открытия счетов банков.

— Время от времени появляется сообщение СБУ о том, что некая платежная система «поймана» на переводе денег в ДНР-ЛНР. Хотя НБУ отключил СЭП (система электронных платежей) в середине 2014 года. Пожалуйста, объясните – при перекрытом СЭП, как может появиться канал внутри платежной системы?

— Правоохранительные органы всегда имеют оперативную информацию. Нужно понимать, что переводы между Украиной и ДНР, ЛНР продолжают идти, через Россию. Так же, как и переводы в Крым. Например, вместо Симферополя в направлении платежа может звучать Сочи-2, или Сочи-3. Или Ростов-2 вместо Донецка. Там нет ничего, на первый взгляд подозрительного для финансового мониторинга.

— И этим занимается весь рынок?

— Официально этого нет. Если этого нет – то этого нет. Но теоретически подобные операции возможны.

— Что происходит с платежными системами с корнями из РФ, такими как Лидер, или «Золотая корона», которые активно работали на украинском рынке?

— Российские системы продолжают работать в Украине, переводы как шли – так и идут. Но на момент 2014 года банки, которые заключили договоры, например, с «Золотой короной», продолжают работать. Хотя НБУ не продлил заявки на регистрации этих систем. Поэтому, украинские банки продолжают работать с этими системами по старым договорам, но ни один новый банк подключиться к такой системе не может. Это правовой нонсенс.

— Но в НБУ неоднократно поднимали вопрос судьбы банков с российскими акционерами. Валерия Гонтарева, выступая в парламенте, делала акцент на том, что эти учреждения зарегистрированы на территории Украины, и что в них хранятся деньги украинских клиентов. Почему же тогда для российских систем денежных переводов в НБУ вводятся косвенные заградительные меры по ведению бизнеса?

— Это двойственная политика. Их вроде бы не зарегистрировали, но они работают.

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

Конкуренция в сетях

— Как вы в целом характеризируете конкуренцию на рынке платежей?

— У меня есть мечта – создать высоко-конкурентную украинскую платежную систему. У нас была система Аверс, которая работала в Молдове, Грузии, других странах. Работала довольно успешно – например, по Армении она занимала около 50% рынка. Также, у нас прекрасно работает грузинская система переводов Интел Экспресс, и Азербайджанская система – «Хазри». Но за пять лет в Украине появилось не так уж и много отечественных игроков. Можно назвать Украинские международные системы переводов Приват, которая работает внутри себя; систему Welsend Укргазбанка. И «Аверс», которая, к сожалению, ушла с рынка после признания банка «Финансы и кредит» неплатежеспособным.

Читайте также:  НБУ заменит банкноты до десяти гривен

Системы денежных переводов можно рассматривать как «конфетку», на которую реагирует клиент. Получая деньги через такую систему, клиент может также совершить валюто-обменную операцию в банке, и положить деньги на депозит. Некоторые зарубежные систему уже делают «семейные программы», со скидками, и так далее.

Но почему банки должны делиться с посредниками? Ведь по сути та же система – это офис, «центр информационных технологий», с нулевым уставным капиталом. Банк, выдавая перевод, по сути кредитует. И здесь можно вспомнить, что когда банкротилась платежная система Мигом, украинские банки чуть не обанкротились [лицензия системы ДП «Мигом» была отозвана Центробанком РФ в марте 2014 года., – прим. Forbes].

— Как, без сценария с мошенничеством, может система ДП обанкротиться? Это же не банк, который может выдавать кредиты фиктивным предприятиям и подставным лицам?

— Систему могут обанкротить, или же затраты из системы могут вырасти катастрофично. В нынешних условиях на рынке выстаивают сильнейшие – «Золотая корона», WesternUnion, MoneyGram, и т.д. Такие же компании как «Мигом» и «Контакт», за которыми стояли банки, не смогли выжить.

— Насколько серьезную конкуренцию ПС и банкам сегодня составляет интернет?

— По международным направлениям я пока что не вижу серьезной конкуренции. Тогда как по внутренним переводам доля интернета и других альтернативных платежей будет расти.

— Как вы считаете, что тогда является первичным – банк, или сервис? Потому что банков много, но мало кто из них может предложить в самом деле удобный и мгновенный способ проведения транзакции. В интернете платежи мгновенные, тогда как через банк перевод может идти три дня…

— Перевод по интернету, это, все-таки, банковская услуга. Но кто из банков этим интересуется? У банков внутригосударственных систем переводов всего около 6. Потому что банки не считают переводы бизнесом.

— Пожалуйста, объясните – почему на рынке не выстояла система «Аверс»? Её же могли продать?

— Были даже потенциальные покупатели. Но все были уверенны, что банк «Финансы и кредит» выстоит. Если помните, летом 2015 года его даже вывели из перечня проблемных… и почти через неделю ввели в него временную администрацию.

Бизнес «Аверса» был по сути департаментом в составе банка «Финансы и кредит». Он был зарегистрирован под номером один в Украине, тогда как Western Union были седьмыми. Наши клиенты остались, работают с другими игроками, и ждут появления нового продукта.

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

— Как вы оцениваете позиции УкрПочты на рынке переводов?

— УкрПочта – это огромная машина. Почему бы ей не стать системой международных переводов? Пока что она – внутригосударственная система. Да, есть их транзакции с почтой Армении, почтой Грузии, и так далее. Этот межпочтовый перевод может идти 3-4 дня. Я же говорю о том, что УкрПочта может совершать мгновенные переводы по всему миру, и быть конкурентоспособной с системами мгновенных переводов.

Читайте также:  Европа считает украинский мед небезопасным

Если ты получаешь деньги сегодня на сегодня, то твоя комиссия составляет 1%. Если ты получаешь перевод сегодня на завтра – комиссия составляет 0,8%. Потому что деньги ночуют в банке. Сегодня на послезавтра – 0,5%. Так можно дойти до стоимости перевода в 0,01%. Потому что это – межбанковский кредит. По большому счету, мы можем договориться вообще о нулевом тарифе.

— Пожалуйста, объясните – от чего зависит время прохождения перевода? Почему у одних это секунды, у других – дни?

— Это зависит от технологии. Если ты получаешь деньги сегодня на сегодня, то твоя комиссия составляет 1%. Если ты получаешь перевод сегодня на завтра – комиссия составляет 0,8%. Потому что деньги ночуют в банке. Сегодня на послезавтра – 0,5%. Так можно дойти до стоимости перевода в 0,01%. Потому что это – межбанковский кредит. По большому счету, мы можем договориться вообще о нулевом тарифе.

— Но технология же, по сути, сводится к телеграфу: две кассы, пусть даже виртуальных, и информационное сообщение о переводе между ними. Тогда в чем разница технологии, скажем, WesterUnion и УкрПочты?

— Есть Мерседес, а есть Жигули. Технология одна и та же. Опции – разные.

Фото: Александр Козаченко для «Forbes Украина»

— Но почему при простоте технологии, которая сводится к телеграфу, и обилии игроков, клиенты сталкиваются с проблемой совершения самых простых транзакций. Оплата картой иностранного банка услуг внутри Украины из-за рубежа. Paypal нет. Получается целая история с тем, как провести из-за границу транзакцию в Украине. Объясните – почему?

— Потому что разные системы зарегистрированы по-разному. Например, «Аверс» был технологией cash to cash. А почему из 100 банков в Украине действует всего три международные системы переводов? Потому что другим это не интересно. Это вопрос не к технологии, а к людям, которые сидят в этих банках и считают, что им лучше прокредитовать «по полной программе», и не напрягаться с технологиями.

— Какую конкуренцию банкам и платежам могут составить мобильные операторы? Допустим, запусти Киевстар – через банк, или через небанковскую финансовую лицензию – переводы со счета на счет через мобильные телефон с простым выводом в наличные – и все были бы там, и эта технология была бы конкуренцией Привату. Но никто ничего подобного не делает…

— Киевстар и УкрПочта по своим задачам до последнего времени интересовались совсем другими вещами. Я считаю, что им нужно было брать все возможные лицензии, в том числе, финансовые. Сейчас у нас был бы совсем другой рынок.

— Тогда почему у Привата получилось то, что не вышло у остальных – занять под половину рынка переводов и платежей?

— Посмотрите, сколько у Привата отделений. Несколько тысяч отделений – это, по сути, УкрПочта, но в синергии с Приватом – высокотехнологичная. Отмечу, что в «Аверс» также было 3000 точек по Украине. Почему мы заняли половину рынка Армении? Потому что мы позволили армянским банкам самим определять размер комиссии. Получалось, что банки получали по 40% комиссии, а доля «Аверс» в этом составляла аж 20% от установленной комиссии.

Добавить комментарий