Домой / Экономика / Блокада Донбасса: что будет с теплом и электричеством осенью

Блокада Донбасса: что будет с теплом и электричеством осенью

Блокада Донбасса: что будет с теплом и электричеством осенью

Отопительный сезон удалось завершить благодаря запасам, но перспектива дальнейшей работы энергосистемы до сих пор не ясна.

Из-за блокады Донбасса в Украине практически остановились электростанции, работающие на антраците. А с наступлением тепла правительство хочет запретить поставки угля также из России. В №17(759) журнал Корреспондент разбирался, войдут ли украинцы в холодную осень 2017-го с теплыми батареями и горящими лампочками.

Если ранее летний период считался для энергетиков передышкой, то вот уже не первый год, как ситуация изменилась. С массовым подключением кондиционеров наряду с зимними пиками потребления стали появляться и летние. И, хотя на охлаждение уходит не так много энергии, проблема в том, что люди включают кондиционеры синхронно – а это и дает нагрузку на работу энергосистемы.

Известно, что в целом украинская энергетика достаточно мощная за счет атомных электростанций. Но ее больным местом в последние годы стали маневровые мощности – гидро и теплогенерация. Гидроэлектростанции уже несколько лет испытывают недостаток воды в хранилищах, а ТЭС лихорадило из-за войны на востоке и перебоев с поставками антрацита, на котором работает значительная их часть – а добывается такой уголь в Украине только на неподконтрольных территориях.

После того, как в конце зимы объявили блокаду поставок антрацита из АТО, в Донецке заявили о “национализации” шахт, принадлежащих энергохолдингу ДТЭК Рината Ахметова. Отопительный сезон удалось завершить благодаря запасам, но перспектива дальнейшей работы энергосистемы до сих пор не ясна.

Вежливый отказ

В дополнение к трудностям, которые и так одолевают тепловую генерацию, Министерство топлива и угольной промышленности подало в Кабмин проект решения о запрете импорта энергоугля из России. Министр Игорь Насалик заявил, что он сторонник закупок этого топлива в США и Австралии, но не у страны-агрессора.

“Речь идет о переходе нагрузки с антрацитовых энергоблоков на блоки, работающие на углях газовой группы, – рассказал Корреспонденту независимый эксперт по вопросам энергетики Валентин Землянский. – У ДТЭК в связи с блокадой и остановкой поставок газовой группы на неподконтрольные территории высвобождается около двух миллионов тонн угля – за счет чего можно сократить потребление антрацита с 5,2 до 3 миллионов тонн. Главное, чтобы Добропольеуголь и Павлоградуголь (компании ДТЭК) смогли обеспечить необходимый уровень добычи”.

Но при этом речь о полном отказе от антрацита не идет. “Дело в том, что даже теоретически у нас нет столько угля марки Г, чтобы полностью заместить антрацит – не говоря уже о том, что технически нельзя использовать в энергоблоках не предназначенные для них виды топлива, – отмечает сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич. – ДТЭК законтрактовал уголь в ЮАР, государственное предприятие Центрэнерго – в США. Но нужно дождаться самих контрактов, чтобы узнать цену этого угля. Если не удастся купить достаточное количество антрацита, возможно, придется и отменять запрет на импорт из России. Который, кстати, пока не введен”.

Читайте также:  Путин и Порошенко не будут проводить двухстороннюю встречу в Париже

На данный же момент все почти украинские ТЭС, использующие антрацит, не работают. Исключением является Луганская электростанция, на складах которой 157 тысяч тонн угля – почти половина всех складских запасов антрацита в стране. С сентября 2014 года эта станция работала обособлено от Украины, но 25 апреля в Министерстве по оккупированным территориям заявили, что Луганская ТЭС снова подключена к единой энергосистеме. Но в масштабах страны и одного сезона эти запасы не являются значительными. Их задача – на небольшой срок поддержать баланс системы.

Маневры

Пока антрацита на складах электростанций нет, и вопрос с импортом все еще решается, украинские энергетики используют все, что есть.

“Сейчас ситуацию спасают гидроэлектростанции, – говорит эксперт Института энергетических стратегий Юрий Корольчук. – И с этим тоже нам повезло. Предыдущие две зимы были малоснежными, и воды в хранилищах стало меньше, ГЭС не могли вытягивать пики. А сейчас вода есть и до середины-конца мая еще будет. Чиновники от энергетики заявляли, что этот период они хотят использовать для накопления угля, а летом уже включатся ТЭС. Но выглядит это сомнительно. Больше похоже на дежурную фразу, о том, что все будет хорошо. Скорее всего, они будут маневрировать при помощи АЭС или брать электроэнергию по перетокам из России”.

По мнению эксперта, Украине действительно долго везло и с теплыми зимами, и с тем, что в этом году оказалось достаточно воды для ГЭС, но полагаться на удачу – не лучший сценарий для государственной политики. А вся удача закончится рано или поздно аварией.

“Импортный уголь покупают как-то очень не спеша, – отмечает Корольчук. – Выглядит так, будто ждут, что ситуация разрешится, и будут поставки из России или Донбасса. Если не дождутся и нагрузка (в том числе маневровая) ляжет на атомные станции, то какие-то энергоблоки могут “вылететь” из энергосистемы вследствие аварий. И тогда начнутся веерные отключения”.

Реверс угля из Донбасса

В ноябре 2015 года Украина перестала платить Газпрому и стала выкупать необходимые объемы газа в Европе. Естественно, газ этот – все тот же российский, который попадает на Запад через Украину, а потом Украиной же покупается “назад”. Поэтому после предложения запретить ввоз угля из России – самого технически удобного внешнего поставщика антрацита – возник вопрос: а не планируется ли подобная схема и с углем?

Читайте также:  Гостат: сократился рост экономики Украины

Эксперты к подобной идее относятся без энтузиазма, указывая на сложности логистики. Поставлять “реверсный” уголь через украинские порты сложно – они мало приспособлены для перевалки угля. Ведь когда эти мощности стоились, никому в голову не могло прийти, что появится необходимость ввозить в УССР уголь, а тем более – по морю. Кроме того, если поставлять уголь из российских портов, то отследить реальные маршруты судов при помощи интернет-сервисов не представляет сложности. А значит, “красивая схема” выйдет наружу.

“Есть еще вариант – поставлять российский уголь в балтийские порты Польши. И дальше везти железной дорогой по тому же маршруту, каким ДТЭК импортировал польский уголь в конце 2106 года, – говорит Марунич. – Но в связи с тем, что у нас с поляками отличается ширина железнодорожной колеи, и уголь придется перегружать, это тоже путь непростой”.

Тем не менее, жизнь может обогнать мечту. Во вторник, 25 апреля, грузинская компания Sakhnakhshiri GIG Group стала победителем тендера Центрэнерго на поставку 700 тысяч тонн угля по цене 97 долларов за тонну. Новость вызвала живую полемику среди специалистов. Энергетический эксперт Андрей Герус посчитал, что этот уголь, во-первых, получается дороже южноафриканского. “Цена в ЮАР 67 долларов плюс 12 доставка. При том, что поставки до конца года, а цена падает, то наварят еще больше. Думаю, что реально “грузинский” уголь будет из России или ЛДНР”, – отметил эксперт.

Возможно, что именно благодаря таким кунштюкам и будет в итоге преодолен антрацитовый голод в украинской энергетике. А что до цен или коррупционной чистоты, то нам не привыкать. “Доказали, признаю. Могут и через Прозорро делать то, что и без Прозорро”, – сыронизировал Герус.

Начало шоковой терапии

К открытию летнего сезона Верховная Рада приняла еще один значимый закон – “О рынке электроэнергии”. Он вводит нормы Третьего энергопакета ЕС. Аналогичные новации на рынке природного газа для обывателей обернулись абонплатой за подключение к газовым сетям, о чем уже рассказывал Корреспондент. Введение платы было отсрочено, но позже обязательно состоится.

В электроэнергетике ожидаются аналогичные изменения. Будет разделена поставка электроэнергии и эксплуатация сетей – а значит, потребители будут платить за подключение и электричество раздельно.

Читайте также:  РФ спустила $5 млрд на борьбу с реверсом в Украину

Но есть и более важные моменты. Дело в том, что нынешний украинский энергорынок работает по принципу единого покупателя. Все электричество “смешивается” в общем котле. И дешевое от ГЭС / АЭС, и более дорогое от ТЭС. И, раз потребители не могут покупать у электростанций напрямую, государство может манипулировать тарифами непрозрачно.

Сейчас, благодаря кросс-субсидированию, в Украине тарифы для населения ниже, чем для промышленности. Однако новый закон эту схему разрушает. После двухлетнего переходного периода, Укргидроэнего и Энергоатом смогут напрямую выходить на рынок и продавать свою дешевую энергию. А трейдеры, которые будут заниматься поставками конечным потребителям, смогут покупать электроэнергию уже на бирже.

В итоге простой украинец оказывается самым неперспективным клиентом – и с точки зрения трудностей учета, и в социальном аспекте. Все это приведет к тому, что тарифы для таких потребителей будут выше, чем для крупных промышленных предприятий, которые платят много, берут большие объемы и с которыми, в случае чего, и судиться проще, чем с домохозяйствами.

И, хотя принятие этого закона было неотвратимым, перспективы его внедрения эксперты считают туманными.

“У нас уже был почти такой же закон, принятый еще при Януковиче, но никто не спешил его реализовывать, – отмечает Землянский. – Сейчас участники рынка регистрируют компании, которые будут работать в новом, формирующемся правовом поле – ведь закон требует принятия большого количества нормативных актов, которых пока еще нет. Два года на внедрение всего комплекса этих мер выглядят оптимистичным сроком”.

Его коллега Юрий Корольчук еще более пессимистичен. “Перспективы этого закона – грустные. Думаю, что документ не будет реализован, – говорит эксперт. – Переходный период, когда Энергоатом с Укргидроэнерго продолжат поставлять дешевую энергию в общий котел, скорее всего будет продлен и не раз. Но есть и худший сценарий – если в конце концов ГЭС и АЭС будут освобождены от социальной нагрузки и выйдут на рынок электроэнергию сами. Государству тогда придется искать субсидии для той части населения, которая не сможет платить по новым ценам. У нас не Индия, где можно жить в трущобах без энергии”.

Корольчук отмечает, что наши соседи – Польша, Болгария, Румыния – уже прошли по этому пути. И в этих странах уже приходят к мнению, что описанную выше модель нужно менять.

Кирилл Казючиц