16.02.2017 99 Views

Защита Трампа. Чем опасен протекционизм США

Защита Трампа. Чем опасен протекционизм США

Позорное распоряжение правительства Дональда Трампа, запрещающее въезд в Соединенные Штаты беженцам и другим гражданам из семи преимущественно мусульманских стран, доминировало в заголовках прессы в последние недели. Но ущерб, нанесенный имиджу Америки и мировой экономике, будет определяться ранними решениями Трампа по вопросам торговли.

В своих выступлениях и записях в Твиттере Трамп агрессивно набросился на глобализацию. Он назначил широко известного адвоката протекционистской торговли Роберта Лайтизера торговым представителем США. И два других назначенных члена его торгового триумвирата — коммерческий секретарь Уилбер Росс и торговый советник Белого дома Питер Наварро — не меньшие сторонники протекционизма, чем Лайтизер.

Многие американцы-рабочие и служащие среднего класса полагают, что соглашения о свободной торговле — это причина, почему их доходы за прошедшие два десятилетия стагнировали. Таким образом, Трамп намеревается предоставить им "защиту", назначая сторонников протекционизма ответственными за вопросы торговли.

Но Трамп и его триумвират неправильно диагностировали проблему. В то время как глобализация ‑ важный фактор в давлении на средний класс, таким же образом влияет и автоматизация. Большая часть делового опыта Лайтизера и Росса была получена в определенных отраслях промышленности двадцатого века, таких как производство стали, и это принуждает их применять решения двадцатого века для промышленных проблем Америки двадцать первого века.

Старомодный протекционизм не повысит конкурентоспособность американской промышленности, даже если это позволит сохранить несколько тысяч рабочих мест в умирающих секторах индустрии. Разрыв торговых соглашений и повышение тарифов на импорт не дадут ничего для создания новых высокооплачиваемых рабочих мест в промышленности. В любом случае эти тарифы причинят рабочим в дальнейшем только вред.

Трамп и его команда упускают простую вещь: глобализация в двадцать первом веке ведется знаниями, а не торговлей. Радикальное уменьшение коммуникационных затрат позволило американским фирмам переместить производство в страны с более низкой заработной платой. Между тем, чтобы сохранять их производственные процессы синхронизированными, фирмы были вынуждены передать в оффшор значительную часть своих технических, управленческих и маркетинговых технологий. Этот "оффшоринг знаний" ‑ причина того, что действительно изменило ситуацию для американских рабочих.

Это означает, что, если администрация Трампа введет повышенные тарифы на импорт, она превратит США в дорогостоящий остров для ввоза промышленных изделий. Фирмы могут быть вынуждены вернуть обратно в США некоторые производства, если их товары предназначены именно американским потребителям. Но они будут равно заинтересованы в оффшорном производстве, которое нацелено на внешние рынки, чтобы они могли конкурировать с японскими, немецкими и китайскими производителями за пределами США.

Введение пошлин на импорт без установления препятствий потоку идей и интеллектуальной собственности похоже на попытку препятствовать течению воды через пальцы, сжимая кулак. Более рациональный подход ‑ принять реальность двадцать первого века. Информационная революция так изменила мир, что повернуть ее вспять невозможно никакими тарифами. Для американских рабочих, которые уже конкурируют с роботами у себя в стране и с низкооплачиваемыми рабочими за границей, введение препятствий для импорта просто приведет к созданию новых рабочих мест для роботов.

Трамп будет защищать отдельных рабочих, а не рабочие места. Процессы глобализации в двадцать первом веке  внезапны, непредсказуемы и не поддаются контролю, поэтому нельзя полагаться на такие статичные меры, как тарифы на импорт. Вместо этого США должны восстановить свой социальный договор с работающими таким образом, чтобы у последних была возможность участвовать в совместном использовании выгод, получаемых за счет глобальной открытости и автоматизации. Глобализация и технологические инновации ‑ не безболезненные процессы, таким образом, всегда будет потребность в инициативах по переобучению, непрерывной учебе в течение всей жизни, мобильности и программах доплат малоимущим и региональных перемещений средств.

Проводя такую политику, у администрации Трампа было бы значительно больше шансов воссоздать "великую" Америку для рабочих и среднего класса. Глобализация всегда создавала больше возможностей для самых конкурентоспособных рабочих и больше незащищенности для других. Поэтому система сильного социального договора была создана на Западе в послевоенный период либерализации. В 1960-х и 1970-х годах расширилась система таких учреждений, как профессиональные союзы, и правительства взяли на себя новые обязательства по доступному образованию, социальному обеспечению и прогрессивному налогообложению. Все это помогло представителям среднего класса, по мере их появления, получать новые возможности для своего развития.

За прошлые два десятилетия эта ситуация кардинально изменилась: глобализация продолжилась, но социальный договор был разорван. Высшим приоритетом Трампа должно быть восстановление этого договора; но его торговые советники этого не понимают. Они полны решимости ввести внушительные импортные тарифы, которые разрушат международные системы поставок, приведут к возможным торговым войнам, и это только ускорит перенос американской промышленности за рубеж.

Ричард Болдуин ‑ профессор Мировой экономики в Женевском институте международных отношений и развития, является автором недавно изданной книги: Великая конвергенция: информационная технология и новая глобализация

You might also like

НБУ отметил замедление инфляции, но прогноз не пересмотрел

Национальный банк Украины сохраняет прогноз потребительской инфляции на уровне 12% на конец 2016 года и 8% на конец 2017 года.

Цена золота выросла до двухлетнего максимума

Цена золота на торгах сегодня, 6 июля, достигла двухлетнего максимума.

МВФ требует привлечь к ответственности топ-коррупционеров

В Международном валютном фонде обеспокоены из-за того, что несмотря на определенный прогресс в борьбе с коррупцией в Украине, до сих пор не задержаны высокопоставленные чиновники-коррупционеры.