Домой / Финансы / Банкир Ахметова: НБУ совершил подвиг, очистив банковский сектор

Банкир Ахметова: НБУ совершил подвиг, очистив банковский сектор

Банкир Ахметова: НБУ совершил подвиг, очистив банковский сектор

Первый Украинский Международный Банк (ПУМБ), как и его владелец Ринат Ахметов, переживает нелегкие времена. Потеря части бизнеса в Крыму и зоне АТО, а также дефолты крупных заемщиков заставили его сформировать крупные резервы. Это в свою очередь привело  к рекордным убыткам. Результаты стресс-тестов НБУ за 2015 год показали необходимость дополнительного увеличения капитала.

Глава правления ПУМБа Сергей Черненко называет эти трудности временными.

В интервью ЛІГА.net Черненко рассказывает об убытках и прибыли, увеличении капитала, размере инсайдерских кредитов, а также отношениях банка с проблемными заемщиками – Мрией, Амаратом, ТАКО и компанией Агропродукты.

О результатах работы

– Давайте начнем с результатов работы банка. Согласно неаудированной отчетности, за прошлый год ПУМБ получил 1,75 млрд грн убытка.

– Мы уже на стадии подписания аудита. После аудита будет та же цифра.

– За счет чего вы показали такой результат?

– Откровенно говоря, это самый большой убыток за всю нашу историю. У нас были сопоставимые потери в 2009 году – около $40 млн.

Чтобы правильно оценить наш нынешний результат, надо видеть его структуру. У нас неплохой операционный доход – 2,7 млрд грн. Для нас это рекорд. Многие банки приходят к резервам с нулем, а то и с минусом, не покрывают даже свои операционные затраты.

Причина убытка – резервы. В прошлом году банк сформировал рекордные резервы – 4,8 млрд грн. Их можно условно разделить на две составляющие. Одну часть мы сформировали под бизнес в зоне АТО. Частично нас догнал Крым. Часть крымских клиентов продолжают погашать кредиты и воспользовались программами реструктуризации. Другими словами, банк частично взял их убытки на себя.

Резервы под зону АТО плюс валютная ипотека составляют почти половину всей суммы. Еще около 400 млн грн связаны с потребительским кредитованием.

Читайте также:  Объем кредитов на утепление, выданных ОСМД, вырос в четыре раза

О проблемных заемщиках

– Вы говорили о дефолтах, проблемах машиностроения. Какие еще компании ушли повлияли на результат?

– Машиностроение – это лишь один из примеров. На самом деле было много направлений. Ритейлеры, которые увлекались кредитованием в долларах, и в итоге понесли огромные убытки по причине резкой девальвации. Для нас было удивительным, что пострадал аграрный сектор. И это несмотря на то, что сельхозкомпании на порядок устойчивее к стрессовым ситуациям, а сама отрасль находится на подъеме. К тому же аграрии никак не связаны с конфронтацией с РФ: для них Россия далеко не главная экспортная страна. Но тем не менее опыт финансового менеджмента и инвестиционное планирование в этих компаниях оказались на очень низком уровне.

Нередки случаи откровенного мошенничества. К сожалению, в нашей стране это колоссальная проблема: люди не дорожат своей репутацией. Когда на чашах весов стоит выполнение обязательства или возможность всех кинуть и на этом заработать, люди всерьез рассматривают последний вариант. Для них это абсолютно приемлемая альтернатива.

– Три самых громких ваших должника, которые, как вы говорите, занимались мошенничеством, это именно сельхозпредприятия. Давайте начнем с Мрии. Вы выдали компании кредит на $25 млн. Какая сейчас сумма долга?

– У нас кредит на 400 млн грн. Мы его перевели в гривню еще до резкой девальвации.

– Под какой залог выдавался кредит?

– Залоги были абсолютно разные: это и имущественные права, и товары в обороте, и оборудование. Но мы же кредитуем не с целью получить залоги. В случае с Мрией была тотальная фальсификация отчетности и вывод денег из компании. Причем на всех уровнях, вплоть до аудиторской отчетности. Это вопиющий случай. На мой взгляд, он должен был стать в Украине громким прецедентом, который мог продемонстрировать, что подобного рода мошенничество будет очень серьезно преследоваться и наказываться. Как это было в Европе с компанией Parmalat, в Америке – с Enron. В случае с этими двумя компаниями все закончилось уголовными делами против менеджмента и длительными сроками заключения.

Читайте также:  Нацбанк намерен разрешить банкам стать частными

– А в случае с Мрией есть какое-то развитие ситуации?

– Вообще никакого. Собственники фактически согласились передать компанию комитету кредиторов, который назначил в ней новый менеджмент. Мы не видим никакого результата от уголовных преследований, о которых на определенном этапе так громко заявлял ряд руководителей. Очевидно, что наша правовая система не готова к такого рода экономическим преступлениям. Причины могут быть самые разные – отсутствие квалификации или политической воли, коррупция и т. д. Но факт остается фактом: никакого реального развития дела Мрии так и не случилось. И это несмотря на то, что в состав кредиторов входили международные инвесторы, IFC, большой пул иностранных банков и т.д.

– Вы входите в комитет кредиторов?

– Нет, мы не входим.